На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив

Шрайберг Я.Л. Мировые тенденции развития библиотечно-информационной сферы и их отражение на пространстве СНГ. Ежегодный доклад Конференции «Крым», 2004 год
Содержание:


Мировые тенденции развития библиотечно-информационной сферы и их отражение на пространстве СНГ

Авторское и интеллектуальное право

Новые подходы к планированию деятельности библиотек с учетом нарастающего потока электронных публикаций

Обеспечение равной доступности библиотечных фондов и информации для всех категорий пользователей: толерантность и библиотеки

Электронные ресурсы в библиотеках и для библиотек; преодоление электронного (цифрового) разрыва и роль библиотек

Научные исследования, образование и роль библиотек как стратегических партнеров


Шрайберг Я.Л.
председатель Организационного
комитета Международной
Конференции «Крым-2004»

Мировые тенденции развития
библиотечно-информационной сферы
и их отражение на пространстве СНГ

Ежегодный доклад Конференции «Крым», год 2004

«Время, собственная природа, необходимость, случайность - суть первичные элементы, но только благоприятное или неблагоприятное сочетание их становится причиной счастья или несчастья. Корень счастья - в самопознании и подвижничестве». Это изречение из одной из «Упанишад» - древнеиндийских этико-философских трактатов, что в переводе означает сокровенное знание, как нельзя лучше характеризует два состояния - самопознание и подвижничество, характерных для большинства представителей библиотечного сообщества, которые наглядно объясняют всем, почему в сегодняшнем жестком и технократическом мире, мире коммерции, технологической экспансии библиотеки остаются форпостом гуманитаризма, цивилизации и одним из локомотивов движения общественного прогресса.

Библиотеки всегда были и будут одним из краеугольных камней культуры и цивилизации, и это признают даже те, кто, по-видимому, в библиотеках и не бывали.

 

Сегодня, в очень непростой и трудный период эволюции человеческого общества, когда уровень развития высоких технологий и уровень правового и гражданского состояния общества в целом обусловливают его переход к обществу информационному, пусть весьма неодинаково и неравномерно в разных странах, роль библиотек как никогда становится актуальной и востребованной.

Современные тенденции развития библиотечно-информационных технологий и библиотечно-информационной сферы в целом логично увязаны с общими современными тенденциями развития общества, прежде всего с постоянно возрастающим уровнем высоких информационных и компьютерно-коммуникационных технологий и гражданско-правового самосознания. Вместе с тем, анализируя приоритеты выбора направлений исследований, разработок и практических внедрений, а также их отражение в публикациях и материалах многочисленных конференций, мы приходим к выводу (как ни странно, парадоксальному): сегодня при одинаковом понимании будущего в эволюции общества, при в общем-то одинаковых подходах к этапам его продвижения, мы вынуждены констатировать разные приоритеты в проявлении основных современных тенденций развития библиотечно-информационной сферы для западного мира и стран СНГ. Однако это не удивительно, если слегка оглянуться назад и посмотреть на этот «парадокс» сквозь призму недавней истории. (Недаром, Шарль Монтескье, известный французский философ и общественный деятель, как-то остроумно заметил: «История - это ряд выдуманных событий по поводу действительно совершившихся».)

Тем не менее, понимая, что развитие библиотечно-информационной инфраструктуры на пространстве СНГ и, в частности, в России не может происходить без учета общемировых тенденций и результатов, уже достигнутых зарубежными библиотеками и информационными институтами, мы обязаны понять и в историческом контексте, почему и на этом поле мы оказались в роли догоняющих.

Конечно, с одной стороны, долгие годы СЭВовской «автономизации» (я думаю, многие помнят такую «чудную» организацию, как СЭВ - Совет Экономической Взаимопомощи - экономическую платформу стран варшавского блока), а фактически изоляции от мирового библиотечно-информационного сообщества в плане информационной совместимости и информационного обмена библиотеки России и других стран бывшего Советского Союза вынуждены были идти своим путем. На этом пути было много ошибок и неверных (неоптимальных) решений, но были и свои успехи, собственные оригинальные находки. Но, с другой стороны, эта информационная автономизация в СЭВовскую эпоху была уже второй, а не первой причиной в новом послевоенном историческом отрезке времени, выведшей советскую библиотечно-информационную систему на обочину мирового прогресса. Впрочем, потом появилась и третья причина. Исторический анализ здесь очень поучителен.

В самом начале эры компьютеризации библиотек и библиотечно-информационных технологий, во времена больших вычислительных машин крупнейшие российские, американские и европейские научные институты и библиотеки находились примерно на одинаковом уровне технологического развития (речь идет о 1950-х - середине 1960-х гг.), причем американские и российские институты и библиотеки - да, именно российские, обогнали европейских коллег за счет более продвинутой технологии разработки и создания больших ЭВМ. Советское руководство уделяло большое внимание развитию ядерной физики, освоению космоса и, соответственно, необходимых сопутствующих средств технологии, одним из которых и стало создание больших вычислительных машин серии МЭСМ в 1951 г. в Киеве, в институте, которым руководил академик С.А. Лебедев.

По оценкам многих экспертов того времени эти машины были не хуже, а по ряду параметров и превосходили американские ЭНИВАК, созданные, кстати, всего на несколько лет раньше. Таким образом, в первые послевоенные годы Советский Союз не уступал США в целом ряде стратегических отраслей науки и технологии, в том числе и в компьютерной области, и явно превосходил развитые европейские страны. Научные, информационные институты и библиотеки как потребители, генераторы и хранители больших объемов информации были одними из первых претендентов на внедрение ЭВМ и автоматизированных технологий; и первые зачатки этого уже появились в середине 1950-х гг. Но затем три серьезных момента, навязанных советским руководством, и ряд сопутствующих причин привели к длительному отставанию отечественных библиотек в области компьютеризации и внедрении информационных технологий. Результаты этого мы ощущаем до сих пор. Поэтому, кстати, и современные акценты в развитии библиотечно-информационной инфраструктуры у нас и за рубежом расставляются по-разному при общих одинаковых целях.

Рассмотрим вкратце эти три исторических момента.

1. К середине 1960-х гг. СССР достиг серьезных успехов в кибернетике, в первую очередь в создании и использовании ЭВМ в таких областях, как космос, ядерная физика, математика, информационные системы, куда стали подключать и крупнейшие библиотеки страны. Но вскоре, после знаменитого XX съезда КПСС, разгромившего культ личности Сталина, Никита Хрущев объявил кибернетику «лженаукой», и почти все работы по развитию компьютерных технологий были заморожены.

В начале 1970-х гг. новое руководство страны прозрело, благодаря настойчивому давлению прогрессивных ученых, но было уже поздно - фирмы IBM, Hewlett Packard, DEC и другие прочно оккупировали рынок компьютерной техники, а другие американские компании, в первую очередь Microsoft - рынок программного обеспечения. Пришлось срочно догонять, даже не догонять, а пытаться идти в ногу с прогрессом, и лучшее, что было возможно сделать в то время, это копировать и производить свои аналоги машин и переводить (адаптировать) программное обеспечение. Так появились машины ЕС ЭВМ (аналоги IBM), операционные системы ОС ЕС ЭВМ (аналоги OS/IBM) и многие другие.

Это было непросто, в мире действовали СОСОМ-ограничения, а IBM-машины и программное обеспечение входили в СОСОМ-список; далеко не всегда соблюдались правовые нормы, но тем не менее на пространстве СССР и ряда стран Восточного блока развернулось производство аналогов IBM/360, а впоследствии IBM/370 и машин других американских фирм.

Практически все компьютерное производство в СССР и странах Восточной Европы в то время было (за исключением мощной отечественной индустрии суперкомпьютеров, «скрытой» от идеологов «лженауки») ориентировано на выпуск аналогов американских машин. Но в крупных библиотеках появились ЭВМ, а другие библиотеки, которым не по карману было их приобретение, смогли пользоваться информационно-вычислительным ресурсом вычислительных центров коллективного пользования, специально созданных для таких корпоративных клиентов (библиотек, вузов, других потребителей ресурсов ЭВМ).

Появлялись и специальные программно-технологические комплексы для библиотек, вначале в США, затем в европейских странах и Израиле; в СССР системы для библиотек были в основном доморощенными, кроме редких случаев зарубежных закупок (например, поставка системы VTLS в Государственную библиотеку им. Ленина (ныне - РГБ) в 1970-х гг.

Итак, первый момент - отставание в области производства ЭВМ, СОСОМ-ограничения и невозможность, даже при наличии средств, приобрести ЭВМ за рубежом, практическое отсутствие собственных системных разработок в области библиотечной автоматизации (за исключением единичных - в крупных библиотеках страны) привели к отставанию отечественных библиотек от американских и большинства западноевропейских во внедрении информационно-компьютерных технологий.

 

2. Созданный в начале 1970-х гг. СЭВ - экономическая и в значительной степени политическая организация стран Восточного блока - в числе своих «оригинальных проектов» выбрал разработку собственных стандартов во многих областях науки и производства, в том числе и в библиотечно-информационной и телекоммуникационной сферах. (Кстати, во времена СЭВ появилось следующее ироничное замечание: СЭВ держится на трех китах - на монгольской высокой технологии, польском трудолюбии и русской бережливости.)

В телекоммуникации, которая и так сильно отставала от западного уровня из-за неразвитости гражданской телекоммуникационной инфраструктуры (сильные позиции в стране были только у оборонных и ряда ведомственных, преимущественно транспортных сетей продажи и резервирования авиа- и железнодорожных билетов), единственная академическая АКАДЕМСеть была больше теоретическая, чем практическая, и так и не получила настоящего внедрения. Вдобавок к этому, СЭВ не принял курс на следование рекомендациям международного консультативного союза CCITT и стандартам ISO, и приступил к созданию собственных телекоммуникационных протоколов.

То же происходило и в области библиотечных стандартов, форматов и систем классификаций. При этом знаменитый отечественный стандарт на составление библиографического описания ГОСТ 7.1-84 хотя и отличался от AACR и других правил каталогизации, принятых на Западе, но не принципиально, ввиду их общего прародителя - ISBD, рекомендованного ИФЛА и, к счастью, не игнорируемого странами-членами ИФЛА (СССР был активным членом ИФЛА).

Хуже обстояло дело с библиографическими форматами. Пока мировое сообщество выбирало, какой из форматов семейства MARC-USMARC, UKMARC, UNIMARC и других больше подходит их нуждам, оставаясь на общей MARC-платформе, СЭВ начал разработку собственных коммуникативных форматов группы МЕКОФ, не соответствующих общемировым тенденциям (хотя опять-таки в начале 1970-х гг. в СССР уже сделаны первые переводы и адаптации USMARC), и до середины 1990-х гг. библиотечные массивы отечественных библиотек были информационно несовместимы с зарубежными.

В области классификационных систем в СССР не признавали систему Дьюи, ограниченное распределение имела УДК и усиленно насаждалась (в первую очередь по идеологическим мотивам) собственная отечественная разработка - Библиотечно-библиографическая классификация (ББК).

Таким образом, и по информационно-лингвистическому обеспечению, и по телекоммуникационной поддержке отечественные библиотеки отошли от мирового подхода и опять оказались на обочине библиотечного прогресса.

 

3. Эра персональных компьютеров (ПК), начавшаяся с выпуска в 1975 г. первого промышленного ПК-IBM PC, в 1980-х гг. привнесла в библиотеки новые возможности. Многие библиотеки в США и Западной Европе стали активно использовать новую технику, сразу позволившую создавать новые совершенные библиотечные технологии; при этом старые «мейнфреймы» и терминальная сеть не уничтожались, включение новых РС происходило плавно, иногда по схеме подключения РС как интеллектуальных терминалов, а иногда и как отдельных полномасштабных компьютеров с функциями администрирования и управления. К началу 1990-х гг. РС прочно заняли свое место в аппаратном обеспечении библиотечных технологий, а ЛВС на базе РС стали основной аппаратной платформой библиотечной автоматизации.

В нашей стране была совершена очередная глупость: вместо того, чтобы начать лицензированный выпуск и сборку IBM-PC-моделей у себя в стране (по этому пути пошли многие страны, и не только западноевропейские, но и азиатские), мы приступили к разработкам и выпуску собственных ПК, которые, как и следовало ожидать, получились на много хуже, чем западные аналоги и по надежности, и по возможностям, не говоря уже о внешнем виде и «дружественности» к пользователю.

Всякие ДВК, ЕС-1840, «Электроники» и другой металлолом еще на 15 лет отодвинули развитие информационной инфраструктуры страны: только в 1988-1989 гг. начались, наконец, массовые закупки и собственные сборки IBM PC-моделей. Программное же обеспечение было захвачено в основном компанией Microsoft, и Билл Гейтс тоже добавил ложку дегтя в общий прогресс компьютерной эволюции, включив отличную от стандарта ISO кодировку кириллицы и создав многие проблемы для общедоступности кириллической информации в среде Windows.

Таким образом, сильное отставание в области ПК, отсутствие долгое время собственной производственной базы, полное доминирование зарубежного системного программного обеспечения, плюс к этому практическая недоступность для библиотек телекоммуникационных технологий, естественно, усилили технологический разрыв между отечественными и зарубежными библиотеками, который в середине 1990-х гг. начал активно сокращаться, но не смог исчезнуть совсем. А разрыв технологический неизбежно привел к разрыву информационному. Но с середины 1990-х гг. ситуация стала резко меняться к лучшему.

Что же произошло в середине 1990-х гг. уже в нашей стране - в России? Ведь три вышеуказанные причины сильно отодвинули российские библиотеки от мирового библиотечного прогресса: российская библиография, несмотря на выпуск в начале 1990-х гг. первого CD-ROM, практически до сих пор не представлена в мировых базах данных, в том числе в OCLC; к тому времени была автоматизирована лишь небольшая часть отечественных библиотек, а комплексную интегрированную систему автоматизации внедрили вообще лишь несколько библиотек; онлайновый доступ был скорее игрушкой для ряда избранных библиотек, нежели технологией, и т.д. Тем не менее с середины 1990-х гг. российские библиотеки настолько резко уходят вперед в области информатизации своих технологий, что к одному из последних современных достижений в области информационных технологий в библиотеках - технологии электронных библиотек - подходят сегодня, образно говоря, дыша в затылок своим западным визави.

В середине 1990-х гг. в практику работы российских библиотек резко и стремительно ворвался Интернет; кроме того, именно в то время дан старт многим государственным и грантовым программам в области компьютерных и телекоммуникационных технологий для библиотек.

Трудно поверить, но к началу 2004 г. российские библиотеки имеют единый MARC-ориентированный коммуникативный формат, имеют несколько разработок и реально внедренных проектов по корпоративным технологиям, в том числе и по корпоративной каталогизации, сотни и тысячи Интернет-сайтов, электронные библиотеки, развитые системы электронной доставки документов и многое другое.

Нельзя не отметить огромную роль Минкультуры и Миннауки России, а также ряда фондов, в первую очередь - Фонда Сороса. Подчеркиваю - к началу 2004 г. библиотечно-информационная инфраструктура России и ряда стран СНГ (хотя и в меньшем объеме) выглядит вполне достойно в плане использования современных информационных технологий. Отставание от ведущих западных библиотек в техническом смысле еще, конечно, заметно, однако для многих ведущих библиотек страны оно нивелируется.

Правда, многие подходы и идеи заимствованы из зарубежного опыта, и это было неизбежно в силу уже упомянутых исторических особенностей, но, как писал Франсуа Ламот-Левайс, известный французский писатель XVII в., «хорошая мысль, откуда бы она ни была взята, гораздо лучше, чем собственная глупая - не в обиду будет сказано тем, кто находит все в себе самих, не прибегая ни к кому».

Новейшая история, по крайней мере в виде трех вышеуказанных моментов, подтверждает это. Вместе с тем отечественная библиотечно-информационная система не только все успешно заимствовала; есть нереализованные технологии и подходы, главным образом, в силу национальных особенностей и национального менталитета, есть свои, оригинальные идеи и технологии, из которых кое-чему следует поучиться и Западу; однако сегодня речь не об этом.

Сегодня мы рассматриваем проблему разных приоритетов, вернее, разновесовых приоритетов развития отечественной и зарубежной (продвинутой) библиотечно-информационной инфраструктуры.

Обращаю ваше внимание на главное: библиотеки и информационные учреждения продвинутых Западных стран и пространства СНГ сегодня имеют общую перспективу: способствовать продвижению к информационному обществу, обеспечивать свободный доступ к информации, содействовать образованию и просвещению населения и т. д., в общем выполнять соответствующие задачи одного из двигателей общественного прогресса. Однако давайте посмотрим на приоритеты: какие проблемы чаще всего обсуждаются, решаются и находятся в фокусе внимания в библиотечно-информационном сообществе России и других стран СНГ и развитых Западных стран - и убедимся, что эти приоритеты разные. И дело не только в уровне индустриального развития, дело и в социально-правовой основе, вернее, в уровне ее состояния и развития в этих странах.

Явно выделяются пять основных приоритетов для библиотек России /СНГ:

  1. Автоматизация библиотек, информационные технологии в библиотеках.

  2. Корпоративные библиотечно-информационные системы и технологии.

  3. Интернет-ресурсы и Интернет-технологии для библиотек.

  4. Электронные ресурсы, электронные библиотеки, электронная информация.

  5. Сохранность фондов, проблемы формирования и использования фондов.

Для сравнения приведем и пять основных приоритетов для библиотек развитых Западных стран:

  1. Авторское и интеллектуальное право.

  2. Новые подходы к планированию деятельности библиотек с учетом нарастающего потока электронных публикаций.

  3. Обеспечение равной доступности библиотечных фондов и информации для всех категорий пользователей: толерантность и библиотеки.

  4. Электронные ресурсы в библиотеках и для библиотек. Преодоление электронного (цифрового) разрыва и роль библиотек.

  5. Научные исследования, образование и роль библиотек как стратегических партнеров.

Получилась весьма необычная картина - две системы имеют одинаковые цели, одинаково понимают значимость использования единых стандартов и соглашений и следуют им, давно забыли об идеологических разногласиях (хотя библиотеки и ранее были не сильно политизированы), одинаково считают важным направление своих усилий на повышение уровня обслуживания пользователей, содействие ускорению общественного прогресса и т. д. Но при этом имеют разные главные приоритеты (направления) развития своей деятельности.

Что это - ошибка, случайность? Нет, закономерность, причем закономерность легко объяснимая. Впрочем, разные подходы и разные решения при одинаковых исходных данных довольно часто встречались при сравнении одинаковых ситуаций отечественной и зарубежной действительности. (Здесь уместно вспомнить старый одесский анекдот. В двадцатые годы прошлого века на одесской фабрике «Красная Роза» потребовался бухгалтер. Пришел молодой человек, ловко ответил на все вопросы, проявил недюжинный ум и финансовую смекалку и, конечно, немедленно был принят. Но когда ему надо было написать заявление, он сказал, что не умеет писать. «Ну что же Вы пришли, Вы нам не подходите», - ответили ему. И он ушел. Прошло 20 лет. И этот же, но уже средних лет мужчина, солидный, респектабельный, заходит в Нью-Йорке в ювелирную лавку, выбирает самое дорогое бриллиантовое колье стоимостью почти миллион долларов, достает бумажник и начинает отсчитывать деньги. Поскольку денег нужно было много, процесс затянулся и молодой ювелир - хозяин лавки - не выдержал и сказал: «Простите, сэр, зачем себя так утруждать, не проще ли выписать чек?» На что получил ответ: «Молодой человек, если бы я умел писать, то уже двадцать лет работал бы бухгалтером на фабрике «Красная Роза».)

Вернемся к нашей сравнительной картине. С учетом всего вышеуказанного легко понять, что приоритеты библиотечно-информационной системы в России и других странах СНГ выбираются из все еще не реализованной в масштабе страны технологической революции. Несмотря на довольно большое число библиотек, уже имеющих компьютеры, АБИС и доступ в Интернет, остается значительная прослойка библиотек и других библиотечно-информационных учреждений, для которых автоматизация - дело будущего, причем не всегда ближайшего.

Оставляет желать лучшего состояние общедоступных телекоммуникаций, и многие организации, несмотря на очевидные успехи, все еще не имеют возможности доступа к высокоскоростным каналам связи, иногда из-за финансовых ограничений, а иногда и по техническим причинам.

Многие вопросы все еще решаются по-старому: новая идеология далеко не всегда и не везде принимается, многие бюрократические препоны советского времени до сих пор живы, и значительная часть инновационных схем новой экономики и новых технологий посвящена борьбе с ними. Поэтому проблемы компьютеризации и телекоммуникации, хотя и во многом уже решенные для многих библиотек и других учреждений культуры и образования в России и странах СНГ, по-прежнему остаются актуальными, и одна из главных причин - недостаточное финансирование. А необходимость работать в автоматизированной среде, иметь доступ в Интернет, пользоваться электронными ресурсами для библиотечно-информационной системы России, СНГ и др. - сегодня уже не новые проекты, а реалии, без этого невозможно ни существование, ни развитие. Поэтому эти проблемы, как и корпоративные технологии, и электронные библиотеки, являются главными и приоритетными для отечественных библиотек, а другие, возможно, не менее важные проблемы, волнующие Запад, - доступность информации, толерантность, авторское право, лицензирование и т.п. - отходят (пока!) на второй план.

 

Технологические и технические приоритеты опережают приоритеты социального и гражданского статуса - вот главное отличие тенденций развития библиотечно-информационной инфраструктуры на пространстве СНГ от развитых западных стран. Эти отличия носят временный характер, по-другому и быть не может, так как цели и перспективы, как мы уже говорили, определены однозначно верно и точно, вопрос только в продолжительности этого периода.

Сегодня на этот вопрос однозначно не ответит никто - слишком много факторов влияют на ответ: состояние индустриального развития страны, уровень высоких технологий, степень развития информационной сферы. Тем не менее налицо положительная динамика роста, которая особенно резко выделяет Россию среди остальных стран СНГ. Так, к концу 2003 г. в России общий объем рынка компьютеров, включая персональные компьютеры, ноутбуки и серверы на платформе INTEL составил 3,7 млн единиц, что соответствует в денежном выражении 2, 317 млрд долларов; при этом по сравнению с 2002 г. объем продажи вырос почти на 21,4%. Впечатляющие темпы роста для российского рынка информационных технологий показали продажи суперсовременных, все еще недешевых устройств, таких, как плазменные панели, ЖК-мониторы, мультимедийные проекторы.

Продолжает развиваться быстрыми темпами Интернет, число пользователей Интернета в России к маю 2004 г. достигло 9 млн активных пользователей и 20 млн разовых, что еще, конечно, мало по сравнению с развитыми странами, но ведь чуть больше года назад пользователей Интернета в стране было 4-6 млн.

Количество Интернет-сайтов, зарегистрированных в Рунете, составило к началу 2004 г. 265 тыс., однако поиск на сайтах оставляет желать лучшего. Поисковые возможности большинства контент-ориентированных сайтов и сайтов компаний просто неудовлетворительны и это относится к Интернет-сайтам многих отечественных библиотек.

Еще в 1997 г. журнал PC WEEK писал: «Если посетители или покупатели не могут найти на вашем сайте того, что их интересует, они больше сюда не зайдут». Но, похоже, это не очень волнует отечественные библиотеки, не понимающие еще, что веб-сайт библиотеки сегодня - нечто большее, чем «входная дверь».

Следует отметить, что есть и другие достижения в отечественной IT-практике, хотя в целом информатизация в России и во многих странах СНГ развивается, несмотря на отдельные успехи, в полном соответствии с законом Мерфи о фазах развития системы:

  1. Дикий энтузиазм.
  2. Разочарование.
  3. Полный бардак.
  4. Поиск виновных.
  5. Наказание невиновных.
  6. Продвижение по службе тех, кто стоял в стороне.

Во многом эти фазы отражают то, как развиваются общегосударственные программы, нацеленные на информатизацию страны в целом, в частности Федеральная целевая программа «Электронная Россия».

ФЦП «Электронная Россия» вообще мне до конца непонятна: денег прописано много, а цели - неясные; основные расходы бюджета формируются по сметному принципу (сначала - деньги, потом - их освоение и тотальный контроль правильности освоения) и лишь только часть - программным методом (цель - деньги - проверка достижением целей).

Правда, для библиотек, которым посчастливилось попасть в эту программу, даже после всех усечений - большая польза: удалось модернизировать технический парк, улучшить физическую часть телекоммуникации, что уже немало.

Ряд показателей ФЦП «Электронная Россия» по 2003 г. дает представление о стабильном росте информационных технологий в стране, но все еще показывает серьезный разрыв с Западными странами: доля продуктов и услуг IT-индустрии в ВВП страны - 1-1,2 %, распространенность домашних ПК - 7 %, число школьников, подключенных к Интернету - 3-5 на 1000.

По другим направлениям развития IT-технологий в России: в 2003 г. впервые число мобильных телефонов стало равным числу обычных (по 35 млн единиц) и бум мобильной телефонии продолжается, хотя реальных приложений в сфере библиотечно-информационных технологий пока нет - все еще дороги услуги провайдеров сотовой связи. С другой стороны, беспроводной Интернет Wi-Fi начинает понемногу пробиваться на пространство СНГ. В мире сейчас более 30 тыс. хотспотов (зон радиодоступа Wi-Fi), в России уже несколько десятков и прогнозируется их резкое увеличение. Сегодня в России уже как минимум каждый десятый продаваемый ноутбук сделан по технологии Intel Centrino, т.е. со встроенной функцией Wi-Fi, а по другим оценкам - до 34% ноутбуков в России имеют Wi-Fi. У Wi-Fi, безусловно, есть будущее, и его давно ждут в библиотечной среде, но разработчикам необходимо еще доработать вопросы безопасности (хакеры) и, что важно, технологические моменты приема/передачи на требуемую дальность.

 

Итак, техническая и технологическая проблемы пока доминируют при выборе приоритетов развития отечественной библиотечно-информацион­ной инфраструктуры; при этом многие аспекты этого развития требуют своего осмысления, уточнения, а иногда и исправления. Сегодня корпоративные системы и технологии у нас понимаются, как правило, с точки зрения поддержки и лицензирования совместного информационного ресурса, обеспечения единого доступа к распределенному ресурсу консорциума, гораздо реже - с точки зрения корпоративной каталогизации и корпоративной ретроспективной конверсии, а на Западе - наоборот.

Консорциумы, или корпоративное взаимодействие Западных библиотек понимается прежде всего как участие в проектах корпоративной каталогизации (модель OCLC, RLIN и др.), корпоративное выполнение проектов по ретроспективной конверсии и корпоративное участие в лицензированном доступе к компьютерным электронным ресурсам. Но это является частью обыденной технологии, так же, впрочем, как и использование АБИС, Интернета, электронных библиотек и других информационных технологий.

Эти технологии, наряду с комплектованием, размещением, учетом фонда и другими видами библиотечной деятельности являются частью основной деятельности Западных библиотек, имеющих свой регулярный стабильный бюджет, и создают основу для развития инновационных и социально-гуманитарных проектов, позволяя этим библиотекам не задумываться о техническо-технологической платформе обеспечения своей деятельности. Эта платформа уже гарантирована как уровнем индустриально-технологического развития экономики страны, так и деятельностью библиотеки, ее поддерживающей. Поэтому и приоритеты развития библиотечно-информационной деятельности в развитых Западных странах ориентированы на социально-гуманитарную и гражданскую сферы. Поэтому и нет никакого шума по поводу компьютеров, Интернета, электронных библиотек и т. д. - все это является частью повседневной спокойной, сытой жизни благополучного общества. И хорошо, что у них это уже есть. Мы знаем, что и у нас это будет. Только позже.

Поэтому можно предположить, что мы сначала решим технико-технологические проблемы, а потом возьмемся за социальные и правовые - нет, уже не получится. Нам тоже надо менять, вернее, дополнять приоритеты социально-правовым блоком и решать задачи одновременно - только тогда мы можем успеть в информационное общество вслед за лидерами, но вслед - не значит через 50 или 100 лет, ведь несмотря на все технические чудеса и лавину электронной информации, книгу всегда читали и будут читать.

Таким образом, назрела насущная необходимость изучить приоритеты выбора направлений библиотечно-информационного развития стран Запада, и в связи с этим рассмотреть наши перспективные приоритеты и определить те непосредственные действия, которые нужно уже сегодня предпринимать, чтобы опять, как это часто бывало, не оказаться на обочине прогресса.

 

Итак, вернемся к обозначенным ведущими зарубежными библиотеками современным приоритетам (направлениям).

  • Авторское и интеллектуальное право.

  • Новые подходы к планированию деятельности библиотек с учетом нарастающего потока электронных публикаций.

  • Обеспечение равной доступности библиотечных фондов и информации для всех категорий пользователей: толерантность и библиотеки.

  • Электронные ресурсы в библиотеках и для библиотек; преодоление электронного (цифрового) разрыва и роль библиотек.

  • Научные исследования, образование и роль библиотек как стратегических партнеров.


На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив