На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив

Шрайберг Я.Л. Современные тенденции развития библиотечно-информационных технологий. Ежегодный Пленарный Доклад Международной конференции «Крым», 2001 год
Содержание:


Ежегодный Пленарный Доклад


Введение

Основные положения Доклада

Информационное общество, особенности его развития в России и странах СНГ, роль библиотек в преобразованиях общества

Правовые основы в обществе и роль библиотек в развитии правовых реформ и распространении правовой информации

Возрастание роли Интернет как единой коммуникационной среды информационного обмена, межбиблиотечного взаимодействия и связи библиотек с другими субъектами книжного рынка, различными организациями и пользователями

Необходимость разработки новой концепции библиотеки с учетом усиления роли ''информационной компоненты'' ее самостоятельности по отношению к документному ресурсу

Электронные информационные ресурсы и электронные библиотеки

Новый уровень межбиблиотечного взаимодействия, кооперации и интеграции, обусловивший создание корпоративных библиотечных систем

Повышение роли образовательной деятельности и превращение библиотек в образовательные учреждения

Усиление необходимости единого информационного взаимодействия и информационного поля для всех субъектов книжного рынка по цепочке: автор – издатель – полиграфист – книгораспространитель – пользователь

Новые взгляды на состояние дел в области представления библиографических данных с учетом электронных документов и каталогизации электронных ресурсов

Международный опыт и его влияние на развитие библиотечно – информационных технологий в России и СНГ. Новые формы негосударственного сотрудничества


5. Электронные информационные ресурсы и электронные библиотеки.

«Традиционные библиотеки являются важной, но не самой совершенной частью общества. Главный довод в пользу создания электронных библиотек состоит в том, что это позволит доставлятьинформацию лучше, чем это было в прошлом».

Вильям Армс,
известный американский ученый
в области электронной информации.

Эти современные тенденции, интенсивно проникающие в библиотечную практику, затрагивают многие аспекты деятельности библиотек и трансформируют многие привычные догмы и правила; в частности меняется сама политика и технология комплектования, формирования фонда в целом, подходы к совершенствованию его сохранности. Впервые организуется множественный доступ к документу.

Здесь важно не оказаться в другой крайности, как это произошло с так называемыми ''гибридными библиотеками''. Этот термин, видимо появился от испуга перед нарастающим потоком электронной информации, так как логически объяснить изменение или появление нового типа библиотек только из-за того, что часть фонда оказывается в электронном виде, невозможно.

Новые носители появлялись и ранее (вообще эволюция библиотек тесно связана с эволюцией носителей документов): был папирус, появилась бумага, затем микрофильмы, микрофиши, кинофильмы, аудиокассеты, CD-ROM — а библиотека по-прежнему оставалась библиотекой. Но чуть расширили поток электронной информации, увеличили число CD-ROM и Интернет - услуг — и сразу вдруг почему - то должна меняться сущность библиотеки, ее статус и типология.

Почему-то из обычной, нормальной библиотека вдруг становится гибридной. Гибрид — это, как известно, результат скрещивания чего-то с чем-то. А что мы скрещиваем здесь? Как этот Мичурин сможет ответить на следующий элементарный вопрос: все библиотеки рано или поздно будут в Интернете и будут предоставлять электронный ресурс. Тогда что, все библиотеки станут гибридными? А что же тогда будет негибридной библиотекой? Мне кажется, что с точки зрения терминологии данная посылка является неверной и никакой «доклад Фоллетта», если на него идут ссылки, научно не доказывает право данной трансформации. Если многие уважаемые авторы, такие как Ян Винкворст, Брайан Фоллетт, Брюс Ройян и другие хотят подчеркнуть (что, в общем-то они и делают) смесь традиционных и электронных ресурсов и увеличение видов обслуживания пользователей, то это надо так и называть и не пытаться как-то сразу менять исходные базовые позиции библиотеки. Тем более, что для таких изменений требуется аргументация, по крайней мере, та, которая сумеет доказательно противостоять вышесказанному, именно аргументированно, а не так, как остроумно написал Виктор Ардов про аргументы в споре у одной дамы: «К сожалению, я этого не знаю, но я Вас уверяю!»

В 1996 г. Фонд Бентона в Вашингтоне провел исследование будущего библиотек в цифровом веке. Специалисты попытались ответить на вопрос, сохранятся ли библиотеки, в первую очередь публичные, в электронной среде и как повлияют новые информационные технологии на их природу, природу пользователя, библиотекаря. Ответ вызвал оживленную дискуссию в библиотечной и информационной печати США и других западных стран. Развивая это исследование, Фонд Бентона недавно провел анализ мнений шести целевых групп, суммировав его в публикации «Библиотеки в равновесии» ("Librariesin Balance"). В отчете о результатах анализа содержатся следующие основные выводы и рекомендации библиотекам:

  1. Библиотеки следует представлять как место, где можно найти уют и привычную доброжелательную атмосферу. В отличие от технологии, которую многие люди воспринимают как холодную, безликую и угрожающую силу, теплая и «личная» обстановка в библиотеке привлекает публику. Не втягиваясь в спор на тему «библиотеки или байты», библиотекари должны использовать ностальгию читателей по посещению библиотеки в детстве и ощущения, которые испытываешь, когда держишь в руках книгу.

  2. Наиболее притягательным новым имиджем библиотеки было бы представление о ней не как о радикально трансформируемом институте, а как о «старой» библиотеке, которая использует преимущества новых информационных технологий. Это целесообразно из-за боязни американцев, что технология заменит «старомодное» обучение и в результате будут утрачены традиции и ценности прошлого.

  3. Публику следует приучать к тому, что библиотека является «информационным навигатором» ("Information navigator"). Этот термин, предложенный Фондом Бентона, был сразу понят и принят пользователями. Рано или поздно библиотекарь станет центральной фигурой в библиотеке электронного века, которая будет мостом между новыми технологиями и любимой людьми традиционной библиотекой.

  4. Публике необходимо разъяснять, что библиотека может помочь перейти к использованию новых информационных технологий. Такую помощь, например в форме организации семинаров для начинающих работать в Интернете, следует оказывать основным группам пользователей.

  5. Одним из самых интересных открытий новейших социологических исследований является отношение американцев к посещению библиотеки как и проявлению того, что они — хорошие родители. Это должно подтолкнуть библиотекарей к развитию особых форм обслуживания родителей: используя случаи, когда взрослые сопровождают детей в библиотеку, им можно предложить также обслуживание на основе высоких технологий, помогая родителям вводить детей в мир Интернет.

Особенно важным и срочным сегодня является проблема изменения учебных и образовательных программ по дисциплинам, связанных с подготовкой библиотекарей и специалистов смежных профессий. Теоретические, научные и околонаучные споры могут длиться сколь угодно, но выпускники библиотечных специальностей, приходя на работу в библиотеку (а такое иногда происходит, если их по дороге не возьмут в банк или в магазин) видят там много того, чему их вообще не учили или учили неправильно. Тем более, что понятие «электронные информационные ресурсы», «электронные библиотеки» уже не только реально ощутимы, осязаемы, они сегодня у всех на слуху.

Сегодня тенденции развития библиотечно-информационных технологий и деятельности в целом уже невозможно представить без электронных информационных ресурсов и модного нового понятия «электронные библиотеки» (ЭБ). Развитие электронного информационного ресурса и систем его организации в виде электронной библиотеки, (цифровой библиотеки, ранее вводилось понятие «медиатека» — не суть важно). Электронную библиотеку многие все еще воспринимают как те же книжные стеллажи, на которых вместо книг стоят CD или DVD-ROM и которую многие боятся, что якобы она «уничтожит обычную библиотеку».

Все это, конечно, не так. ЭБ просто являют собой новый вид структурирования и организации электронной информации с определенным образом организованной системой доступа к этой информации (этим ресурсам). ЭБ расширяют номенклатуру услуг для пользователей библиотек, повышают доступность и качество обслуживания. Как уже говорилось, ЭБ позволяют:

  • предоставить в доступ издания из других библиотек и фондов;

  • обеспечить независимость мест хранения изданий от рабочего места пользователя;

  • обеспечить непрерывное обслуживание, не зависящее от расписания и времени работы отдельной библиотеки.

Развивая тенденции организации и обслуживания пользователей электронными библиотеками, мы отчетливо должны понимать, что ЭБ отличаются от традиционных библиотек не только и не столько тем, что используют электронный формат изданий, а в первую очередь тем, что обеспечивают доступ к удаленному, распределенному и разнородному ресурсу с помощью телекоммуникационных технологий.

Известно, что работы по созданию электронных библиотек начаты в США в 1980-х гг., в Великобритании — в начале 1990-х гг. Обычно такие работы начинали небольшие группы специалистов, но в течение нескольких лет они приобретали статус национальных программ и международных проектов. Примерами могут служить проект создания ЭБ для стран «Большой Семерки», к участию в котором приглашена и Россия, программы "DLI" в США и "eLib" в Великобритании. В Японии завершены работы по реализации проекта «Электронные библиотеки 21 века», в Германии создана электронная библиотека "GlobalInfo". Указанные проекты имели существенную государственную финансовую поддержку (от 800 млн. долларов США, до 60 млн. марок в Германии). К решению проблемы создания ЭБ в этих странах активно привлекались различные инвестиции, в том числе средства различных фондов, заинтересованных частных компаний, благотворительных организаций, отдельных лиц.

В России был некоторый опыт работы в области создания ЭБ. Ряд проектов, связанных с созданием конкретных электронных ресурсов и обеспечениям к ним, в том числе через Интернет, выполняются с 1995 г. и поддерживаются рядом государственных научно-технических программ, например, подпрограммами «Федеральный информационный фонд по науке и технике» и «Информатизация России» Федеральной целевой научно-технической программы Минпромнауки РФ «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники гражданского назначения», Межведомственной программой «Создание национальной сети компьютерных телекоммуникаций для науки и высшей школы» и рядом других.

Главными проектами стали вышеназванные проекты Научной электронной библиотеки Российского фонда фундаментальных исследований (более тысячи названий журналов) и Программа по электронным публикациям института ''Открытое общество'' - Россия (более 4 тыс. названий журналов).

Вместе с тем следует признать, что указанные усилия, несмотря на достигнутые результаты, все еще не носят общесистемного характера в масштабах страны и не решают многих задач правового, организационного и технологического характера, по реализации в целом проблемы электронных библиотек в России. Поэтому в 1999 г. было принято решение о развертывании полномасштабной межведомственной программы «Электронные библиотеки России» (ЭБР), которая должна была бы служить естественным дополнением к уже имеющимся проектам и программам в этой сфере и решить проблемы отечественной инфраструктуры, обеспечивающей накопление, сохранение и эффективное использование электронных информационных ресурсов.

К сожалению, успешно разработанная и согласованная 11 государственными ведомствами Межведомственная Программа «Электронные библиотеки России» не состоялась из-за ведомственных реорганизаций, и проблема государственного координирования столь важной программы в России опять повисла в воздухе.

В то же время в других странах и прежде всего в странах «Большой Семерки» эти работы идут полным ходом и практически везде есть государственное участие в таких программах и достаточные объемы финансирования. Недавний пример тому — Окинавская Хартия глобального информационного общества, подписанная лидерами стран «Большой восьмерки» (с участием России) на саммите в Окинаве в июле 2000г., в которой много места уделяется развитию цифровых технологий, электронному информационному ресурсу и впервые был поднят вопрос о преодолении электронного цифрового разрыва. Вопрос о преодолении электронно-цифрового разрыва внутри государств и между ними занял важное место в национальных дискуссиях. Приведем выдержку из Хартии: «Каждый человек должен иметь возможность доступа к информационным и коммуникационным сетям. Мы подтверждаем нашу приверженность предпринимаемым в настоящее время усилиям по разработке и осуществлению последовательной стратегии, направленной на решение данного вопроса. Мы также приветствуем то, что и промышленность, и гражданское общество все более склоняются к признанию необходимости преодоления этого разрыва. Мобилизация наших знаний и ресурсов в этой области является необходимым условием для урегулирования данной проблемы. Мы будем и далее стремиться к эффективному сотрудничеству между правительствами и гражданским обществом, чутко реагирующим на высокие темпы развития технологий и рынка».

Здесь нет прямого указания на электронные ресурсы и электронные библиотеки, но подтекст именно этот. И, по свидетельству многочисленных откликов в прессе, электронной информации на Окинаве уделялось повышенное внимание.

Поэтому, сегодня в свете развития библиотечно-информационных технологий электронные библиотеки занимают свою важную нишу, являясь дополнительной важной компонентой к автоматизированным библиотечно-информационным технологиям, не замещая их и не конкурируя с ними, а дополняя и выводя на более совершенный уровень обслуживания пользователей в тесной взаимосвязи с пользователями других информационных ресурсов. Именно поэтому, (после неудачной попытки получить отдельную федеральную программу по электронным библиотекам) дальнейшие государственные усилия в России привели к появлению новой федеральной целевой программы «Электронная Россия» на 2002-2010 годы, в которой должное место отведено электронным библиотекам, поддержке и развитию электронного информационного ресурса.

Российские библиотеки, продолжая собственные усилия по разработке электронных библиотек и сопутствующих технологий (оцифровке, электронной доставке документов и др.) сегодня уже имеют определенные ориентиры по участию в федеральных проектах новой целевой программы. При этом эти ориентиры предполагают существенное расширение уровня и содержания межбиблиотечной кооперации и интеграции.


На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив