На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив  |  Раздел для подписчиков

Научные и технические библиотеки №12 2010 год
Содержание:

Соколов А. В. Информатические опусы. Опус 4. Физика и метафизика информации

ФОНДЫ БИБЛИОТЕК: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

Столяров Ю. Н. Закон адекватности библиотечного фонда условиям внешней и внутренней среды

Ушакова О. Б. Опыт раскрытия фонда научно-технической библиотеки предприятия

ИНФОРМАЦИОННО-ПОИСКОВЫЕ ЯЗЫКИ И СИСТЕМЫ

Сукиасян Э. Р. Практика каталогизации: повседневные проблемы и пути их решения. Статья 1

НАША ПРОФЕССИЯ

Лиховид Т. Ф. Параметры «декларация миссии», «видение», «цели» на веб-сайтах библиотечно-информационных школ зарубежных университетов

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ. ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ

Крюкова А. В. «Круглый стол» «Ресурсы библиотек для образования в интересах устойчивого развития»: обзор работы

«РОССИЙСКИЙ "БИБЛИОБУС" В АМЕРИКЕ»: ИНТЕРВЬЮ, РЕПОРТАЖИ. (Научно-образовательная профессиональная программа «Библиотечное дело, информационные системы и образование в США – 2010»)

Иванова Е. В., Волкова К. Ю. 12-й Международный семинар «Электронные ресурсы и международный обмен: Восток – Запад». (Обзор работы. Продолжение)

ОБЗОРЫ. РЕЦЕНЗИИ

Кушнаренко Н. Н., Соляник А. А. Новый вклад в повышение качества подготовки научных кадров

Дивногорцев А. Л. Книга, написанная после рецензии. (Новое обращение к истории Научной библиотеки Тверского государственного университета)

НАША ИСТОРИЯ. БИОГРАФИИ. ВОСПОМИНАНИЯ

Серебрянникова Т. О. «Крупнейший специалист в области классификации». Памяти Б. П. Гущина (1874-1936)

ИНФОРМАЦИОННЫЕ СООБЩЕНИЯ

Шихова Х. И. «Виртуальный читальный зал» – новое звено информационно-ресурсного центра вуза

Якубов Э. Н. Расширение сотрудничества России и Украины в области библиотечного дела

УКАЗАТЕЛЬ ПУБЛИКАЦИЙ 2010 ГОДА

Систематический указатель

Авторский указатель


ФОНДЫ БИБЛИОТЕК: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

УДК 025.2

Ю. Н. Столяров

Закон адекватности библиотечного фонда
условиям внешней и внутренней среды

В статье обосновывается расширенное представление об известном с 1960-х гг. так называемом законе соответствия библиотечного фонда (сформулирован Ю. В. Гри­горьевым) задачам библиотеки и интересам читателей. Закон рассматривается с позиций системного подхода, конкретизируются его фондоведческие проявления.

Обоснование термина «закон адекватности»

Для того чтобы библиотечная деятельность велась успешно, она должна опираться на свойственные ей объективные законы. Важнейший среди них – так называемый закон адекватности. Правила создания научной терминологии требуют исходить из греческой или латинской корневой основы. По латыни adequatus означает вполне соответствующий, равный, тождественный. В философском смысле адекватность – это соответствие существующего ожидаемому. В научном обиходе допустимо поэтому пользоваться синонимичным оборотом закон соответствия. В современном библиотековедении этот закон более известен именно в такой редакции.

Понятие «научный закон»

Ещё одну оговорку придётся сделать относительно правомерности употребления в рассматриваемом контексте слова закон. Научный закон, по общепринятой его трактовке, – необходимая, устойчивая, повторяющаяся имманентная связь между явлениями, вытекающая из их природы. В естествознании закон проявляется объективно, от его действия нельзя уклониться, его невозможно нарушить; можно лишь к нему приспособиться и найти возможность использовать в своих целях.

В общественной жизни закон проявляется несколько иначе: как определяющая тенденция развития, от которой возможны временные отклонения в ту или иную сторону. Поэтому в строгом смысле слова, для отличия законов общественного развития от законов естественного мира, правильнее оперировать понятием закономерность. Она понимается в значении закон, проявляющийся как тенденция. Однако если предмет рассмотрения ограничивается только общественными взаимоотношениями (именно так обстоит дело в данном случае), допустимо употреблять понятие закон.

Итак, в настоящей статье понятия закон адекватности, закономерность адекватности, закон соответствия, закономерность соответствия – синонимичны с учётом сделанных оговорок.

Историография вопроса

Первые установки на то, чтобы при комплектовании библиотечного фонда принимались во внимание запросы читателей, относятся к появлению самых первых фондоведческих обобщений [1. С. 13–153]. К началу XX в. относятся первые попытки сформулировать необходимость соответствия между составом фондов и запросами читателей как закономерность. Одним из первых это предпринял болгарский библиотековед Я. Хлебаров (1887–1951) [2. С. 193].

Н. А. Рубакин видел основную задачу общеобразовательных библиотек в удовлетворении запросов читателей [3. C. 3]. «Сокровенную сущность книжного дела» он усматривал в том, чтобы уметь находить книгу «самую нужную, самую подходящую для данного читателя, в данный момент, в данной обстановке его личной, а также общественной и исторической жизни» [4. С. 129]. Поэтому первым принципом книжного дела он считал «примат личности» над книгой и всю свою творческую жизнь посвятил библиопсихологии, т.е. поиску соответствия нужной книги личным устремлениям читателей. Отметим, однако, что Н. А. Рубакин обходился без термина соответствие, а в обеспечении соответствия видел то сущность, то принцип.

Слово соответствие в рассматриваемом контексте встречается в трудах специалистов 1920–1930-х гг. К примеру, в 1927 г. Л. Б. Хавкина писала: «Ещё одно важное условие – соответствие книжного состава по количеству и качеству той читательской среде, которую данная библиотека обслуживает <...>» [5. С. 83]. Термин закон применительно к изучаемой теме широко использовал выдающийся индийский библиотековед Ш. Ранганатан; в середине 1930-х гг. он ввёл пять широко известных законов библиотековедения (фактически – библиотечного дела). Среди них к этому случаю более всего подходят два: «Каждой книге – её читателя» и «Каждому читателю – его книгу». Однако законами в строгом смысле слова эти постулаты не являются. Они звучат как призывы, девизы, максимы и т.п. Поэтому в дальнейшем будем говорить о них как о девизах. В них отражена мысль о необходимости устанавливать двустороннюю связь между книгой и читателем.

О соответствии именно как о законе первым прямо сказал Ю. В. Гри­горьев в 1968 г. [6. С. 69], и хотя впоследствии он сам себя поправил – стал именовать открытый им закон принципом [7. С. 23–29], с тех пор теория соответствия воспринимается и разрабатывается именно в понятиях научных законов или закономерностей.

Сферу действия закона соответствия Ю. В. Григорьев распространял только на область формирования библиотечного фонда, утверждая, что суть закона сводится к тому, чтобы по всем своим параметрам библиотечный фонд соответствовал, с одной стороны, решаемым библиотекой задачам, а с другой – читательским интересам и потребностям.

М. Я. Дворкина в 2001 г. расширила спектр применения закона, подчеркнув, что он действует во всех информационных системах. Кроме того, она уточнила формулировку, предложив именовать его законом поддержания соответствия между общественными потребностями в информации и способностью системы удовлетворять их [8. С. 18].

Автор этих строк пошёл дальше, определив в 2002 г. этот закон как закон обеспечения соответствия между общественными потребностями в информации и способностью системы удовлетворять их [9. С. 133].

Важно подчеркнуть, таким образом, что закон рассматривается отныне не просто как фондоведческий, а значительно шире – как общебиблиотековедческий и общеинформатический.

Конкретизация закона адекватности

После этих существенных методологических уточнений можно перейти к конкретизации закона. Его следует понимать таким образом, что своей структурой и функциями библиотека (будем в этом случае вести речь только о ней) обязана соответствовать прежде всего тем задачам, которые ставит перед ней внешняя среда.

Адекватность внешней среде. Понятие внешней среды в библиотековедении только обозначено, его конкретизация ещё ждёт своего исследователя. Для начала отметим, что роль внешней среды для функционирования библиотеки исключительно велика. Именно внешняя среда создаёт библиотеку как учреждение и как социальный институт, ставит перед нею социальные задачи, обеспечивает ресурсами для их решения и контролирует степень их выполнения. Если система поставленным перед нею задачам соответствует не полностью, внешняя среда корректирует её деятельность, а если не соответствует вовсе, внешняя среда от неё освобождается, создавая иную систему или перепрофилируя на решение поставленных ею задач другую систему. Так, до тех пор, пока одной из приоритетных в нашем прежнем государстве была задача воспитания населения в духе идей Коммунистической партии, главным воплощением закона соответствия была коммунистическая партийность библиотечной деятельности. С изменением политического строя и идеологических установок принцип коммунистической партийности в бюджетных библиотеках на законодательном уровне заменён принципом плюрализма. Рассмотрим этот вопрос подробнее.

Функционирование библиотечного фонда всегда обязано соответствовать задачам, которые ставит перед ним внешняя среда, иначе оно лишается смысла или даже идет в ущерб социальному институту, содержащему библиотеку. Если перед библиотекой ставятся политические задачи, отбор ведут по принципу партийности, согласно уставу данной партии и стоящим за нею социальным институтам.

Некоторые современные специалисты предлагают деидеологизировать, деполитизировать функционирование библиотечного фонда, снять с фондиста какую бы то ни было моральную ответственность за качество фонда и выдаваемые из него документы. Однако это требование утопично. Каждый человек в своей деятельности руководствуется теми или иными идеями, принципами, взглядами. Представление о правомерности безыдейности противоречиво по своей сущности, поскольку греческое слово идея как раз и означает представление, понятие. Таким образом, рассматриваемое предложение тоже является идеей, хотя и парадоксальной: идеей безыдейности!

Аналогично обстоит дело с идеей беспартийности. Выдающийся немецкий просветитель XVIII в., физик, почётный член Петербургской академии наук Георг Кристоф Лихтенберг (1742–1799) высказался в этом отношении афористично и точно: «Всякая партийность искусственна. Человек всегда партиен и глубоко прав в этом. Сама беспартийность партийна». Поэтому установка на безыдейность входит в противоречие с реалиями текущего момента: политизацией общества, обострением социальных противоречий, дегуманизацией, снижением культурного уровня значительной части населения, размыванием этических ценностей.

Во взглядах приверженцев деидеологизации приемлема только та часть, которая касается решительного отказа от принципа моноидеологичности функционирования библиотечного фонда. Библиотека может выполнить свою социальную миссию благодаря предоставлению всем гражданам возможности знакомиться со всем спектром общественных взглядов и позиций всех узаконенных партий, движений и т.д. – в этом состоит идейность её деятельности. Государственная или муниципальная библиотека обязана проводить государственную или муниципальную политику, т.е. всемерно ориентировать пользователей в действующем законодательстве, иных нормативно–правовых актах. Однако она стремится избегать участия в текущей политической борьбе партий, фракций, общественных движений, считая своей задачей лишь оперативное безоценочное освещение политических событий.

Зонирование внешней среды. Для более детального изучения внешнюю среду удобно рассматривать как ближнюю, среднюю и дальнюю. Для библиотеки как целостной системы роль ближней внешней среды выполняет её учредитель. Именно он ставит перед ней вполне конкретные задачи, утверждает её уставные документы, обеспечивает её материально-технической и финансовой базой, требует отчёта библиотеки о своей деятельности, контролирует эту деятельность.

По отношению к библиотечному фонду, рассматриваемому в роли относительно самостоятельной системы в пределах библиотеки, выступающей в этом случае как макросистема, роль ближней зоны выполняют остальные её подсистемы: контингент пользователей, библиотечный персонал и материально-техническая база.

Средняя зона внешней среды для библиотеки в целом – это те учреждения и социальные институты, с которыми она контактирует: обслуживаемое население, производственный коллектив, учащиеся и т.п., а также родственные библиотеки корпоративных систем, библиотечные учебные заведения, библиотековедческие научные и методические центры, органы управления библиотечным делом, библиотечные общества и ассоциации, – словом, всё то, что С. А. Басов определяет как библиотечный социальный институт.

Для библиотечного фонда роль средней зоны исполняет внешний документный ресурс, служащий источником его (библиотечного фонда) пополнения. Входят в эту зону и те учреждения и институции, с которыми фонд связан непосредственно: родственные системы кооперации, координации и взаимоиспользования фондов, Интернет.

Дальнюю зону библиотеки как социального института составляют органы законодательной и исполнительной власти, принимаемые ими нормативные документы. Сюда же относятся гражданское общество и порождаемые им политические партии и общественные движения. В отличие от библиотеки в  целом её фонд имеет своей дальней зоной внешней среды объекты и процессы, тем или иным образом воздействующие на его функционирование: нормативные документы вышестоящих органов, издательская система и система документораспространения, информационные технологии.

Диверсификация внутренней среды. Соответствовать друг другу должны и все компоненты внутренней среды библиотеки, т.е. составляющие её подсистемы и элементы – без этого каждый из компонентов и библиотека в целом будут лишены возможности исполнять свои сущностные функции.

Оставив на будущее всестороннее описание этого соответствия, рассмотрим, как проявляется закон адекватности применительно к библиотечному фонду. Здесь закон трактуется следующим образом: состав и величина фонда должны быть адекватны решаемым библиотекой задачам, которые конкретизируются в информационных и духовных потребностях, интересах и запросах её реальных и потенциальных пользователей. Для того чтобы такую адекватность обеспечить, требуется установить многоаспектное соответствие фонда:

  • между составляющими фонд отдельными документами, их группами и комплексами, подфондами, т.е. внутри библиотечного фонда как системы;
  • остальным подсистемам библиотеки и библиотеке в целом;
  • компонентам дальней по отношению к библиотечному фонду зоны внешней среды.

Библиотечный фонд испытывает воздействие всех подсистем библиотеки и, чтобы выполнять своё предназначение, обязан отвечать требованиям этих подсистем. В свою очередь, он и сам воздействует на остальные элементы (подсистемы) библиотеки и на библиотеку в целом. Слаженное функционирование всех этих компонентов возможно только при условии их соответствия друг другу, тесной взаимосвязи между собой.

Соответствие фонда задачам и профилю библиотеки. Фонд тогда выполняет свое предназначение, когда соответствует задачам и профилю библиотеки. Представление о них фондист получает из внешней среды, т.е. от руководителей библиотеки. Эти определяющие факторы формулируют предельно конкретно, чтобы ими можно было руководствоваться повседневно. Если, допустим, библиотека ставит задачу содействовать научной деятельности, то фондист приобретает документы преимущественно теоретического характера, расширяет спектр названий, сокращая экземплярность. Если же задача библиотеки состоит в помощи учебному процессу, а обслуживаемое библиотекой учебное заведение готовит, например, юристов, то фонд ориентируют на приобретение публикаций, изучение которых предусмотрено учебным планом и программами. Экземплярность названий рассчитывают таким образом, чтобы, с одной стороны, обеспечить студентов, а с другой – не допустить излишка изданий.

Соответствие задач и профиля библиотеки библиотечному фонду. Библиотечный фонд, в свою очередь, существенно влияет на библиотеку в целом. Во-первых, без него нет и самой библиотеки, так как фонд составляет основу, фундамент её деятельности. Во-вторых, благодаря нему библиотека обретает возможность реализовать все свои социальные функции. В-третьих, наличие фонда позволяет библиотеке относиться к условиям породившей её общественной среды не пассивно, а с момента своего возникновения изменять эти условия. Здесь имеет место тот диалектический процесс, о котором Карл Маркс писал, что «производство производит <...> не только предмет для субъекта, но и субъект для предмета» (Т. 12. С. 718). Применительно к нашей ситуации эти слова следует понимать так: наличие библиотечного фонда создает и круг пользователей библиотеки, способных активно и плодотворно им пользоваться. В-четвертых, содержание и форма сосредоточенных в фонде документов определяют тип и вид библиотеки в целом. Таким образом, не только фонд должен соответствовать библиотеке, но и библиотека – фонду.

Соответствие контингента и потребностей пользователей библиотечному фонду. Количество и содержание документов в библиотечном фонде прямо влияют на характеристики контингента пользователей: их число, состав, потребности. Большой, но по содержанию в должной мере не соответствующий интересам пользователей фонд не найдёт изрядного количества желающих его освоить. Фонд, соответствующий их составу и интересам, но недостаточный по величине, тоже не привлечёт всех возможных читателей, так как из-за очередей на нужные документы не сможет оперативно удовлетворять запросы.

Изменение профиля фонда незамедлительно сказывается на контингенте пользователей. Наглядный пример этого даёт ВГБИЛ, отказавшаяся в середине 1970-х гг. от приобретения естественнонаучной литературы и продолжающая комплектовать литературу лишь гуманитарного профиля. В результате читатели-естественники перестали пользоваться библиотекой.

Документы не всегда наличествуют в библиотечном фонде непосредственно: часть их постоянно отсутствует, находясь в пользовании. По телеканалам связи можно предоставить текст документа из фонда другой библиотеки.

Необходимость соответствия между элементами «документ» и «пользователь» предстаёт в виде упомянутого выше девиза «Каждой книге – своего читателя». Это означает, что в фонде не должно быть документов, не нужных пользователю в данный момент или в перспективе.

Соответствие фонда контингенту пользователей. Количество и потребности пользователей влияют на состав и величину фонда, причём при создании библиотеки исходят именно из потребностей пользователей и лишь затем руководствуются формой и содержанием документа.

В фонде должны быть документы, соответствующие социально-демографическим характеристикам контингента пользователей. Типы, виды, возраст и другие признаки документов, из которых состоит библиотечный фонд, определяются именно этим. Количеством однородных запросов задаётся экземплярность того или иного документа, содержащегося в фонде.

Разработка практически всех фондоведческих проблем базируется на показателях, связанных с контингентом пользователей и их чтением: читаемость, посещаемость, обращаемость, число читателей, книговыдача, полнота удовлетворения запросов и т.д. При решении различных проблем формирования фонда используют многие аспекты теории обслуживания пользователей (концепцию различия понятий потребность, интерес, запрос, отказ, сложную структуру интереса, методику многоаспектного отражения читательских интересов для полноценного отбора литературы и др.). Разрабатывая проблемы теории функционирования фонда, фондоведы исходят из положений о контингенте пользователей как о подсистеме библиотеки. Связь «пользователь – документ» коротко воплощается в библиотечном девизе «Каждому читателю — его книгу!»

Соответствие документа пользовательскому запросу именуется релевантностью, соответствие действительной информационной потребности – пертинентностью. Фонд должен соответствовать информационным потребностям пользователей в нескольких аспектах:

по формальным признакам – величине, достаточной документообеспеченности, языку документов, их возрасту и т.п.;

по семантическим признакам – содержанию, актуальности, новизне, научной, учебной, производственной, справочной, эстетической или иной значимости, достоверности, полезности;

по детонационности, т.е. способности сообщать пользователю импульс для возникновения у него – на основе имеющихся документов и постановки их в необычную связь – новых идей и эмоций. Новая, подчас малозначащая или не относящаяся к прямому запросу извлеченная из используемого документа информация выполняет роль спускового механизма подспудно генерируемых пользователем идей, их лавинообразного нарастания. Вот почему выдающийся русский философ и библиотекарь Н. Ф. Фёдоров говорил, что русская всенародная библиотека не имеет права выбрасывать даже самую ничтожную книжку. А писатель Л. Соболев обращал внимание на то, что книги обладают могучей способностью рождать новые мысли и знания, новые догадки и прозрения. Но эту способность проявляет только пертинентный и разнообразный фонд.

Максимальная вероятность того, что приобретаемые в фонд документы будут пользоваться активным спросом в течение запланированного времени, достигается прогнозированием информационных потребностей. И всё же рассчитывать на математически точное представление о читательских потребностях, ожиданиях, установках, вкусах, интересах в силу субъективности этих характеристик, к сожалению, не приходится. «Каждый читатель как тайна, / Как в землю закопанный клад», – точно и образно выразилась Анна Ахматова. Иными словами, комплектатор обречён формировать библиотечный фонд лишь с известной долей вероятности относительно конечного результата пользования приобретенными документами.

Отбор и заказ по времени обычно предшествуют не только запросам пользователей, но даже выходу в свет новых документов. В момент приобретения документов комплектатор еще не имеет сигнала обратной связи – проверка качества подобранных документов их фактическим использованием пока отсутствует. Поэтому при функционировании библиотечного фонда неизбежны ошибки. Более того, безошибочное комплектование не оправдано технологически: оно может быть результатом перебора бесконечного множества вариантов, что отрицательно скажется на оперативности приобретения документов, если из-за потерь времени работа по комплектованию вообще станет возможной.

Безотказность удовлетворения запросов как показатель безошибочности комплектования может быть достигнута лишь в результате чрезмерно избыточной и, следовательно, крайне неэкономичной надёжности фонда. Даже при стремлении к исчерпывающей полноте сбора документов от их части всё равно приходится отказываться, а следовательно, создавать потенциальную возможность отказов в ответ на требования пользователей. Поэтому библиотечный фонд характеризуют как систему с отказами, и задача специалиста – оптимизировать их количество и найти способы сокращения. Способ достижения безотказности обслуживания – использование макросистемы библиотечных фондов, которая лишь одна способна практически полностью удовлетворить информационные и духовные потребности пользователей.

Таким образом, соответствие между информационными потребностями и составом, величиной библиотечного фонда не может быть идеальным, оно находится в оптимальных пределах, обоснование которых – задача библиотечного фондоведения.

Связь «пользователь – документ» кратко воплощается в библиотечном девизе, выдвинутом Ш. Ранганатаном ещё в 1935 г. как закон: «Каждому читателю – его книгу!»

Соответствие библиотечного персонала библиотечному фонду. Существует органическая связь не только между элементом «документ» и элементом «пользователь», но также между элементом «документ» и элементом «библиотекарь». Существуют и связи между подсистемами, образуемыми этими элементами. При множестве документов – с одной стороны, и множестве пользователей – с другой, последним самостоятельно установить соответствие между теми и другими затруднительно. В этом случае противоречия между документом и потребителем призван устранить библиотекарь. Его главная обязанность – знать книгу и читателя. Н. К. Крупская разъясняла: «Знать книгу – значит знать её удельный вес в данной области знаний; знать, что она дает читателю <...> знать ту подготовку, которую она требует от читателя; знать, исходит ли она из конкретных фактов или отвлечённых рассуждений, и т.п. <…> знать читателя – значит понимать его индивидуальность, его метод подхода к вопросам» [10. С. 44].

Фондист призван ориентироваться не только в содержании документов (с точки зрения его соответствия возможным пользовательским потребностям и запросам), но и во множестве их формальных характеристик. Это требуется для того чтобы решать, какие из видов документов, выделяемых по тому или иному формальному признаку, потребны фонду; как их следует обрабатывать и хранить, какие технические средства  необходимы для их эксплуатации. Таким образом, параметры документа и фонда в целом задают соответствующие требования к квалификации и численности фондистов.

Соответствие фонда уровню, квалификации и численности библиотечного персонала. И величина, и состав фонда полностью зависят от того, как их сформирует фондист. В этом отношении именно ему принадлежит основная роль: определить и отобрать наиболее соответствующие потребностям пользователей документы; упорядочить связи между ними (путем обработки и размещения); с помощью справочного аппарата довести их содержание до сведения пользователей; обеспечить активное и адекватное использование; создать оптимальные условия восприятия.

Библиотекарь, как замечал ещё Н. А. Рубакин, может во многом увеличить влияние книги на читателя, рекомендуя ему подходящие книги, и, если можно так выразиться, стрелять ими наверняка. Иными словами, требуется, чтобы библиотечный фонд соответствовал не только контингенту пользователей, но и работающим с ним библиотечным специалистам.

Соответствие материально-технической базы библиотеки библиотечному фонду. Не менее важно обеспечить соответствие между «документом» и «материально-техническим устройством» и между подсистемами «Библиотечный фонд» и «Материально-техническая база библиотеки».

Величина и дифференциация фонда по различным признакам оказывают непосредственное влияние на кубатуру, планировку помещений и на весь внешний облик библиотеки. К примеру, внедрение в конце 1950-х гг. свободного доступа к фондам потребовало коренным образом переоборудовать и реконструировать интерьер библиотек, породило так называемую гибкую планировку помещений.

Документ двуедин по своей сути: его контент заключён в вещной, материальной форме. Как предмет, как вещь он нуждается в специальных помещениях и специальном оборудовании для комплектования, учёта, обработки, хранения, поиска и использования.

Фактор величины фондов был и во всём мире остаётся наиболее важным критерием архитектурно-планировочного решения библиотечного здания любого типа.

Как материальный объект документ требует оптимального температурно-влажностного режима, технической, физико-химической, биологической защиты документов от повреждений и исчезновения. Машиновоспринимаемые документы вообще могут применяться лишь в совокупности с соответствующими техническими средствами, предназначенными для их создания, хранения и использования. В этом случае связь «документ – материально-техническое устройство» настолько прочна, что без неё не может использоваться ни документ, ни материально-техническое устройство. Прогресс в области совершенствования формы машиновоспринимаемого документа незамедлительно сказывается на техническом средстве. И наоборот: новое техническое средство подчас требует менять либо материальную форму, либо программную оболочку документа. Отказ от неперспективных форм документа влечёт за собой отказ и от соответствующих технических средств.

Соответствие фонда материально-технической базе библиотеки. От величины и конфигурации библиотечных помещений, от номенклатуры и характеристик технических средств, библиотечного оборудования зависят технология и условия комплектования, учёта, обработки, размещения, хранения документов и средств доставки документов по заявкам пользователей, а также средств раскрытия библиотечного фонда перед контингентом пользователей. Следовательно, документ и материально-техническое устройство должны соответствовать друг другу.

Но и это ещё не всё.

Соответствие библиотечного фонда справочно-библиографичес­кому аппарату. Как и другие элементы системы «библиотека», документ имеет в библиотеке собственную модель, роль которой выполняют: библиографическая запись, запись в учётных документах (инвентарной книге), паспорте документа, индикаторе и т.д. Модель документа связана не только со своим прототипом, но и с другими моделями. Так, читательский формуляр, представляющий собой одну из моделей пользователя библиотеки, содержит в себе либо записи о выданных документах, либо листки срока возврата, т.е. модели документа.

Влияние библиотечного фонда на систему каталогов и картотек библиотеки, которые образно называют зеркалом фонда, очевидно. Они отражают только то, что есть в фонде, и призваны оперативно давать сведения о поступивших документах и столь же оперативно исключать сведения о выбывших.

Каталог (справочно-поисковый аппарат в целом) – неотъемлемая часть развитой библиотеки. Он заключает в себе сведения о фонде, отделенные от самого фонда [11].

От правильного решения проблем функционирования библиотечных фондов зависит участь всех остальных компонентов библиотеки как социального института и её самой как целостной системы.

Соответствие справочно-поискового аппарата библиотечному фонду. Полнота и многоаспектность раскрытия фонда перед пользователем в значительной степени зависят от качества системы каталогов и картотек, которые раскрывают содержание библиотечного фонда во всех существенных для пользователя аспектах. Без этого аппарата книгохранилище – комната с сокровищами, ключ от которой потерян. Связь между библиотечным фондом и системой каталогов осуществляется посредством индексов и шифров, идентифицирующих место документа в фондохранилище.

В настоящее время роль библиотечной информационной документации неуклонно возрастает и требует всё более сложных технических систем для поиска сведений о наличии и местонахождении документов, принадлежащих библиотечному фонду.

Внедрение автоматизации в библиотечные процессы началось с создания именно информационно-поисковых систем, и в настоящее время это направление – наиболее развитое и перспективное.

Из общебиблиотечного закона соответствия вытекают частные законы и следствия. Частным является закон соответствия библиотечного фонда задачам и профилю библиотеки, а также информационным и духовным потребностям пользователей. Частным следствием можно считать выведенный Ю. А. Грихановым закон метаморфизма, гласящий, что библиотека трансформирует формы комплектования, хранения и предоставления документарной информации параллельно с развитием способов её записи и передачи, а также средств коммуникации [12].

Возможны и иные подходы к делению среды на внешнюю и внутреннюю, к предлагаемым признакам деления. Например, А. А. Соляник считает более логичным признак масштаба взаимосвязей [13]. На этом основании она выделяет микросреду (адекватную внутренней среде системы), мезосреду, включающую различных партнёров библиотеки (книгоиздателей, спонсоров и др.), а также макросреду – от государства до глобального электронного пространства.

Кстати, вопрос о том, к какой зоне и какой среде – внешней или внутренней – относится Интернет, нуждается в осмыслении. С одной стороны, это действительно всемирная паутина, которая существует в глобальном информационном пространстве практически независимо от фонда какой бы то ни было библиотеки. На этом основании Интернет имеет все основания рассматриваться как часть дальней зоны внешней среды. С другой стороны, электронный фонд библиотеки, несомненно, составляет область его внутренней среды Интернета. Но ведь фонд, а также сведения о нём – это частица мирового документного массива и, следовательно, Интернет отчасти представлен во внутренней среде функционирования библиотечного фонда. А в эту среду входят и документы, к которым библиотека имеет доступ по лицензионным соглашениям, но не является их владельцем.

В практике функционирования библиотечного фонда закон адекватности требует разработки принципов, позволяющих воплотить этот закон в жизнь. Важнейшим из таких принципов выступает селективность функционирования библиотечного фонда.

Список источников

1. Столяров Ю. Н. Эволюция библиотечного фондоведения / Ю. Н. Столяров, Н. Н. Кушнаренко, А. А. Соляник; под ред. Ю. Н. Столярова. – Москва : Изд-во «ФАИР», 2007. – 688 с. : ил. – (Специальный издательский проект для библиотек).

2. Младенова М. Ячо Хлебаров : моногр. / Мария Младенова. – София, 1994. – 304 с. – (на болг. языке).

3. Рубакин Н. А. Среди книг. Опыт справочного пособия для самообразования и для систематизации и комплектования общеобразовательных библиотек, а также книжных магазинов / Н. А. Рубакин. – СПб., 1906. – XVIII, 332, XIIIc.

4. Рубакин Н. А. Книжные богатства, их изучение и распространение: научно-библиологический очерк // Рубакин Н. А. Избранное : в 2-х т. – Москва : Книга, 1975. – Т. 1. – 223 с.

5. Хавкина Л. Б. Самообразование и библиотека (Соединённые Штаты Северной Америки) / Л. Б. Хавкина // Помощь самообразованию. – 1927. – № 4. – С. 81 – 91.

6. Григорьев Ю. В. Методологические проблемы советского библиотековедения / Ю. В. Григорьев // Уч. зап. Моск гос. ин–та культуры. – Москва, 1968. – Вып. 15. – С. 50 – 74.

7. Григорьев Ю. В. Теоретические основы формирования библиотечных фондов / Ю. В. Григорьев ; Моск. гос. ин–т культуры. – Москва, 1973. – 89 с.

8. Дворкина М. Я. Информационное обслуживание: социокультурный аспект / М. Я. Дворкина. – Москва : ИПО «Профиздат», 2001. – 111 с.

9. Столяров Ю. Н. М. Я. Дворкина – навигатор теории информационного обслуживания / Ю. Н. Столяров // Науч. и техн. б-ки. – 2002. – № 3. – С. 131–141.

10. Крупская Н. К. Рец. на кн.: Н. А. Рубакин. Письма к читателям о самообразовании (Как начинающие читатели должны приступать к нему и вести его). – С.-Петербург : Изд. Н. П. Карбасникова, 1913. – 369 с. // Крупская Н. К. О библиотечном деле : сб. тр. – Москва : Книга, 1982. – Т. 1. – С. 43–45.

11. Столяров Ю. Н. Справочно-библиографический аппарат в структуре библиотеки как системы / Ю. Н. Столяров // Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса : материалы 13–й Междунар. науч. конф. «Крым–2006». – Москва : ГПНТБ России, 2006.

12. Гриханов Ю. А. Метаморфизм библиотеки и структурная реорганизация библиотечных фондов // Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества: Восьмая междунар. конф. «Крым 2001». – Москва, 2001. – Т. 2. – С. 561–564.

13. Соляник А. А. Документнi потоки та масиви : навч. посiбн. / А. А. Соляник. – Харкiв, 2000. – 111 с.

  
На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив  |  Раздел для подписчиков