На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив  |  Раздел для подписчиков

Научные и технические библиотеки №9 2009 год
Содержание:

БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: ПРАВОВОЕ ПОЛЕ

Ивлиев Г. П. Библиотечная система как информационно-культурная основа для инновационного развития России

Чувильская О. А. Законодательство о библиотечном деле: эволюция и современное состояние

КАЧЕСТВО РАБОТЫ: ИЗУЧЕНИЕ И ОЦЕНКА

Кипа И. Н. Квалиметрия качества библиотечного обслуживания

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В БИБЛИОТЕКАХ

Степанова Л. О., Сергачева М. Л. Virtua как информационно-технологическая среда библиотеки университета

ИНФОРМАЦИОННО-ПОИСКОВЫЕ ЯЗЫКИ И СИСТЕМЫ

Сукиасян Э. Р. Классификационный (систематический) поиск в эпоху электронных каталогов (статья первая)

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ. ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ

Брюханов А. Г. Шаги по росе. Опыт экологического просвещения Приморской государственной публичной библиотеки им. А. М. Горького

НАША ПРОФЕССИЯ. КАДРЫ. ОБРАЗОВАНИЕ

Соколов А. В. Аннигиляция библиотечной школы

Мокшанова Е. В. Культурная среда библиотеки: интерпретация понятия

Доронина И. Н. Формирование информационной культуры профессионала библиотечно-информационной деятельности

ЮБИЛЕИ

Филимонова Т. В.95 лет ВНИИ табака

ИНФОРМАЦИОННЫЕ СООБЩЕНИЯ

Шрайберг Я. Л., Колосов К. А., Гончаров М. В., Каширина Н. А. «Библиотечное дело, информационные системы и образование в США» – одиннадцатое профессиональное библиотечно-информационное мероприятие

База данных «Стандарты СИБИД» – на портале www.library.ru


Информационно-поисковые языки и системы

УДК 025.34.65.011.56

Сукиасян Э. Р.

Классификационный (систематический) поиск
в эпоху электронных каталогов
(статья первая)

Автор открывает серию статей, посвященную дискуссионным вопросам, связанным с обеспечением эффективного поиска информации. В первой статье рассмотрен вопрос о творческом использовании результатов систематизации документов при организации систематического каталога.

Несколько вводных слов

Недавно на одном торжественном мероприятии ко мне подошел уважаемый коллега и задал вопрос, как говорится, в лоб: «Как вы думаете, Эдуард Рубенович, сколько еще лет просуществует ББК? Кому она будет нужна, к примеру, лет через 30–50?»

Хотелось сразу же сказать всё, что я думаю о компетентности товарища, но я сдержался. Разговорились. Собеседник, как оказалось, был очарован «предметным входом». По его мнению, и в электронных каталогах, и в Интернете ничего лучше придумать нельзя.

– Это вы всё говорите о входе, – сказал я. – А как вы оцениваете выход?

– Так кто же мог подумать раньше о сотнях, тысячах упоминаний…? Были довольны хотя бы несколькими ссылками.

– Так я не о количестве говорю, а о качестве.

– Вы правы, мусора много. Дело только начинается. Но, откровенно говоря, серьезного прогресса я не вижу.

Впрочем, извольте, вот мой ответ о ББК: как УДК и по меньшей мере еще две-три системы она будет существовать, пока есть библиотеки. Более того, в ближайшие годы ее значение повысится. Вы забыли, коллега, что книги на полках расставляются не по предметным рубрикам, а в систематическом порядке. В открытом информационном обществе, которое мы строим, доступ к фондам не будет ограничен – как и за рубежом, в наших библиотеках многое будет выглядеть иначе.

Минут через десять мы имели возможность пройти по залам открытой после модернизации Российской государственной юношеской библиотеки. Теперь здесь нет никаких «прилавков», а фонды грамотно и удобно для читателей организованы в систематическом порядке. Обычной для наших библиотек «макулатуры» на полках не оказалось.

Мои заметки о тематическом поиске призваны напомнить некоторым «деятелям от библиотечного дела» о том, почему человечество пришло к систематизации знаний, систематическому каталогу, предоставлению читателям возможности «рыться в книгах» (а не в записях ЭК).

Таблицы классификации
и систематическая расстановка в фонде

На форуме ЛИБНЕТа одна из библиотекарей поделилась своей бедой: в практике библиотеки традиционно принято образовывать как каталожные, так и полочные индексы с общими типовыми делениями ББК (в УДК это общие определители). В результате фонд, по ее мнению, распыляется. Она считает, что нужно выделять на полках только справочную литературу, учебники для вузов. Но администрация библиотеки не разрешает что-либо менять в фонде.

Завязалась переписка. На мой взгляд, никакой эксперт не может и не должен брать на себя обязанности «рассудить» конфликт между библиотекарем и его руководством. Функции эксперта ограничены: он обязан четко сказать, как проводится тот или иной процесс, почему так, а не иначе, какие внутренние и внешние факторы надо учитывать при анализе и подготовке технологического решения. Если есть нормативные требования, – назвать документ (в данном случае такого документа нет).

Мы исходим из того, что ответственность за качество и функциональную эффективность любого каталога несет не «дядя из Москвы», а каталогизатор (это должно быть записано в его должностной инструкции). Он должен аргументировать свои предложения и убеждать руководство в том, что они рациональны, жизненно необходимы. А в поиске аргументов надо опираться на мнение читателей.

Напомню: в библиотеке всё должно делаться в интересах пользователей и быть связано в конечном счете с улучшением обслуживания читателей. Только спрашивать их мнение надо умеючи. Лучше всего пойти на принятый в естественных науках чистый эксперимент: например, сделать два варианта расстановки фондов на один и тот же массив и спросить читателей, с каким работать легче, удобнее. В ходе эксперимента с обратнохронологической расстановкой карточек за разделителем в систематическом каталоге 92% читателей высказывали ей предпочтение. А что же 8%? Оказалось, они пользовались систематическим каталогом как алфавитным!

Проблема понятна. Известно несколько функций классификационной системы, две из них считаются основными – построение систематического каталога и организация систематической расстановки фондов; на втором плане – группировка материала в библиографических пособиях, использование в статистических целях (если речь идет об анализе по содержанию), применение в издательской практике при построении справочников и словарей в систематическом порядке. Последний пункт всегда вызывает недоумение, поэтому дам пояснения. В справочных пособиях систематическая группировка очень удобна (материал раскрывается последовательно, от общего к частному).

Но к сожалению, в отечественной практике мы пока таких изданий не имеем. В словарях-полиглотах систематическое размещение материала – единственно объективный принцип построения, так как во всех других случаях один из языков становится ведущим, первым. Такой словарь есть у мирового библиотечного сообщества. Это известный «Vocabulariumbibliotekarii», в структуре которого применена УДК.

Вопрос о том, какая из двух основных функций может считаться ведущей, дискуссионен. Для Десятичной классификации Дьюи, например, первой, главной (именно эти слова встречаются в источниках) является ее «библиотечное» назначение. Действительно, в США и Канаде систематических каталогов очень мало, но систематическая расстановка фондов применяется практически в каждой библиотеке. Такой порядок организации фондов, позволяющий охватывать миллионы томов, считается нормой, как для всех без исключения университетских библиотек, так и для сетей публичных библиотек, обслуживающих всё население.

В названии ББК выражено как её библиотечное, так и библиографическое назначение. А вот с УДК дело обстоит сложнее. Если и есть практика организации книгохранилищ с открытым доступом к фондам, то она не обобщена и не изучена. И в каталоге практика применения УДК, например в нашей стране, не исследована. Далеко не все систематизаторы понимают, что поставить индекс – это одно, а рационально организовать по проставленным индексам каталог – совсем другое.

Что интересно: просмотрев отечественную учебную и методическую литературу, в том числе и крупные монографические работы (Н. В. Русинова, А. В. Кленова, З. Н. Амбарцумяна), я ничего не обнаружил по затронутому вопросу. Ни слова об этом не сказано и в известном пособии Е. И. Шамурина о систематическом каталоге, изданном до войны, как, впрочем, и в моем практическом пособии, изданном в 1990 г. (В то время мне казалось, что оно должно было ответить на все вопросы.) В библиографическом указателе литературы с 1917 по 1987 г. по систематическому каталогу нашлось несколько статей (в основном 1960-х гг.), но не оказалось такой, которую стоило бы взять на заметку. Посмотрел и зарубежные библиографии – ничего интересного не обнаружил.

В пункте 4.1 ГОСТ 7.59-2003 читаем: «При индексировании следует представлять с необходимой и достаточной полнотой и точностью в поисковом образе докумен­та (ПОД) в виде терминов индексирования основное содержание документа, а при необходимости – его форму и назначение (да­лее — содержание документа) для обеспечения эффективного ин­формационного поиска». При систематизации терминами индексирования являются классификационные индексы. Поэтому систематизатор старается в меру своих знаний полностью использовать возможности лежащих перед ним таблиц классификации. Полнота и точность дополняются многоаспектностью. Как сказано, «при необходимости» используются возможности типизации классификационной системы. В УДК типизация выражена в системе определителей, в ББК – в системе типовых делений.

Здесь стоит обратить внимание на то, что «меру необходимости» привлечения всего инструментария классификационной системы определяет систематизатор. Может применять, а может и игнорировать.

Так что же применять, а что игнорировать? Как вообще определить, стоит ли применять методы типизации в каталоге и на полке, когда и в каких случаях? С равной глубиной и там и там?

Вопросы можно задавать без конца. Только нет на них ответа. И вот почему: не может быть одного, единственного и оптимального решения для всех наших библиотек. Очень они разные. Нужно думать глубже, разбираться, зачем и почему мы дополняем классификационные индексы типовыми делениями, определителями. Когда это выгодно, нужно читателю? В каких случаях удобно нам, каталогизаторам, но совсем не удобно читателям?

Если готового решения нет, искать его будем вместе.

Прежде всего согласимся: наш отечественный стандарт рассчитан на индексирование для каталогов. Поэтому должны соблюдаться все его требования (полнота, точность и многоаспектность). Последнее требование в практическом его преломлении чаще всего означает, что мы применяем метод многократного отражения. Иначе говоря, в полном индексе мы имеем право показать один, два, три и более индексов – при соответствующей необходимости. Термины повторное отражение, дублирование не совсем корректны, так как при их употреблении понимается «два» отдела. Многократное отражение может иметь место только в каталоге. Для фонда незыблемым является принцип: одно и то же произведение может храниться в одном и только в одном месте. Мы не можем поставить одну книгу о В. П. Бородине, вышедшую в серии «ЖЗЛ», в отдел химии, а другую – в отдел истории музыки.

Сколько бы индексов мы ни включили в состав полного индекса (иначе говоря, сколько бы карточек мы ни обязаны в этом случае готовить для каталога), на всех карточках будет стоять один и тот же индекс шифра хранения. При систематической расстановке он складывается из двух частей: в числителе проставляется каталожный индекс, в знаменателе – авторский знак. Правда, теперь в систематическом каталоге при обратнохронологической расстановке карточек в пределах каждого деления необходимость авторского знака полностью утратилась. Для расстановки карточек и ориентирования в массиве служит элемент, называемый дата завершения обработки, который указывается слева, на третьей строке снизу. В то же время на полках в пределах массива книг «от разделителя до разделителя» расстановка ведется строго по авторским знакам, начиная с левой стороны.

Другие системы расстановки, например по детализированным индексам, в нашей стране применения не нашли. Значит, книги расставляются по индексу, указанному на левом полочном разделителе. Он должен быть выделен цветом, подчеркнут в том случае, если в конкретном издании оказался более глубоким.

То, что нами установлено в качестве аксиомы, означает: при сравнении системы каталожных и полочных разделителей возможны лишь два варианта. Первый – их количество и «номенклатура» полностью совпадут; второй – полочных разделителей будет меньше. Иначе говоря, организатор каталога будет стараться максимально использовать все проставленные систематизатором индексы, в то время как организатор фонда в ряде случаев будет игнорировать окончания и собирать на полке книги под более обобщенным индексом. Очень хочется «задавить читателя авторитетным мнением»: около 50 лет я посещаю разные библиотеки и ни разу не видел первого варианта!

Библиотекари знают, что на одну карточку, которая стоит в каталоге, на полке могут оказаться десятки книг. И это нестрашно: карточки, в отличие от книг, «не гуляют», на дом не выдаются. Например, в вузовских библиотеках в августе фонд просто задыхается, а с первых дней сентября с полок начинают «уходить» не только учебные, но и многие научные издания: их рекомендуют профессора и преподаватели для подготовки курсовых и дипломных проектов.

Так мы приходим к выводу, что из массива книг на полке по одной теме рационально выделять лишь те, которые по формальным признакам нельзя объединить со всеми остальными изданиями. Классификационные системы помогают нам выделить эти признаки. В УДК это будут сложные индексы с определителями формы в круглых скобках с нулем. В ББК – сложные индексы с формальными общими типовыми делениями, начинающимися со строчной буквы я. Можно ли вовсе не выделять? Конечно, если фонд по данной отрасли науки размещается всего на двух-трех полках, в этом нет никакой необходимости. Давайте установим критерий: на полке не должно быть больше одного, максимум двух разделителей. Так ведь по многим отделам у нас не наберется и «полполки» словарей или справочников! Неужели не выделять?

Как же мы не привыкли думать «от читателя»! Нужна конкретная книга по теме, автор (заглавие) которой известен? Приучите читателя искать шифр хранения в алфавитном каталоге. Покажите: если искать правильно, то на всю операцию уйдет меньше минуты. Затем по индексу и авторскому знаку элементарно находится книга на полке. Если читатель имеет доступ к фондам, то подойдет к стеллажу и познакомится с литературой. Благодарить библиотеку он будет постоянно.

Если фонд на полках недоступен читателю?

Многие тысячи читателей наших библиотек лишены удовольствия «рыться в книгах». Трудно даже представить степень унижения читателя, который вынужден стоять перед «прилавком», отделяющим его от фонда. Мы превратили себя в подобие жандармов или полицейских, которые видят в каждом читателе вора. Во всем мире давно с этим покончено: установлены противокражные системы, специально сконструированные для библиотек. У нас они стоят дорого только потому, что их слишком мало покупают. Почему же во многих продовольственных и книжных магазинах это уже внедрено, а в библиотеках нет?

Приходится читателю надеяться на систематический каталог, в котором можно найти всё, если он правильно организован. Напомню забытое почти всеми правило: на разделителе отдела должны быть перечислены все его подразделения, если, конечно, они есть. Когда-то это считалось естественным. Теперь многие забыли о том, что читатель в систематическом каталоге ведет естественный поиск «сверху вниз», по иерархии. Помогать ему должно внешнее оформление. А для оперативного поиска по конкретному понятию, фамилии, предмету нужен качественный АПУ. С середины 1980-х гг. он стал обязательной составной частью систематического каталога, как и вспомогательная систематическая контрольная картотека (СКК).

Предвижу вопросы: Для кого написана эта статья? Своевременна ли она сегодня, когда в библиотеках организуются электронные каталоги? Но подобные вопросы могут появиться только у тех, кто не знает реальной обстановки в стране. Сегодня 80% библиотек не имеют электронных каталогов. Да и там, где существуют ЭК, пока не удалось отразить в них ретроспективную информацию. У нас применяются примерно три десятка автоматизированных библиотечных систем, но только в нескольких из них возможен поиск по классификационным индексам. А это значит, что в библиотеках, использующих иные АБИС, должен продолжать жить и развиваться систематический каталог.

Подчеркну: в первую очередь его надо сохранить в вузовских библиотеках, так как учиться «по предметным рубрикам» и «ключевым словам» нельзя. В вузе, как и в средней школе, и в структуре хозяйства, экономики, бюджета страны, применяется отраслевой принцип. Не надо думать, что предметный поиск может заменить классификационный, систематический. Это совершенно разные подходы к поиску, взаимодополняющие друг друга. Другое дело, если бы мы имели в своем распоряжении грамотно составленные тезаурусы, отражающие парадигматику понятий. Но их у нас нет.

Между тем при наличии классификационного поиска в электронном каталоге читатель получил бы исключительные возможности для поиска. Речь идет о системе поиска, которая как бы повторяет «общение» с карточным систематическим каталогом. Дайте возможность читателю посмотреть на экране литературу по теме, выбрать источники самостоятельно. Для этого нужны как минимум две возможности.

Первая: выход на иерархию комбинационной классификационной системы, иначе говоря – предоставление возможности работать с таблицами для того, чтобы найти адекватное запросу деление. Не «слово», которое впечатывается в рамочку, а деление с индексом, реально отражающим документы из фонда библиотеки. Классификационный индекс можно уточнять (сокращать или детализировать, дополнять типовыми делениями или определителями). А порядок вывода на экран найденных библиографических записей (внимание: именно библиографических записей, а не описаний) всегда должен быть обратнохронологическим (если пользователь не торопится, он, знакомясь с полученной информацией, что-то вспоминает, сопоставляет…).

Не надо ограничивать возможности читателя. Иногда говорят: «Если попросит словарь, система выдаст и словарь. Но он ведь не попросил!» Совершенно ложный посыл! Пользователь о многом может и не вспомнить. Наша задача – предложить, а он сам выберет. То же самое можно услышать и в отношении языкового охвата. Дайте пользователю (при тематическом поиске) информацию обо всем, что есть в фондах, – он проанализирует и решит.

Но самое главное – откройте фонды, дайте доступ непосредственно к книгам. Не надо говорить о том, что «помещения маленькие, а фонды еле-еле в них помещаются». Книгообращаемость при этом тянется к нулевой… По этому показателю мы, наверное, занимаем последнее место в мире. Жаль, что нет объективного критерия для измерения «замусоренности» наших фондов. Накопили фонды – теперь надо оставить лишь нужную, используемую литературу. Тогда и место появится.

  
На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив  |  Раздел для подписчиков