На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив  |  Раздел для подписчиков

Научные и технические библиотеки №10 2009 год
Содержание:

НАША ПРОФЕССИЯ. КАДРЫ. ОБРАЗОВАНИЕ

Тлюстен Ф. К. Размышления на тему: престижно ли работать в библиотеке, или Как мы решаем кадровый вопрос

Матвеев М. Ю. Изучение имиджа библиотек и библиотекарей в прессе: отечественный и зарубежный опыт

БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Левченко О. И., Слащева Н. А. Информационное обеспечение пользователей научной библиотеки

Титович С. М., Гринкевич Т. В., Кочурова С. В. Мониторинг использования научных электронных ресурсов в информационном обслуживании пользователей

ИНФОРМАЦИОННО-ПОИСКОВЫЕ ЯЗЫКИ И СИСТЕМЫ

Сукиасян Э. Р. Классификационный (систематический) поиск в эпоху электронных каталогов (статья вторая)

Бахтурина Т. А. Эволюция общего обозначения материала – от элемента в области заглавия к самостоятельной области консолидированного ISBD

Брачковская Н. Б., Рубцов В. В. Моделирование формата хранения в специализированных базах данных

ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП И ОТКРЫТЫЕ АРХИВЫ ИНФОРМАЦИИ

Харнад Ш. Пробуждение «спящего гиганта». Университетские мандаты на Открытый доступ

ОБЗОРЫ. РЕЦЕНЗИИ

Езова С. А. Приглашение в мир творчества

Авраева Ю. Б. Дидактическое ноу-хау библиотековедов-менеджеров МГУКИ

К ЮБИЛЕЮ Ю. А. ГРИХАНОВА

Столяров Ю. Н. В авангарде библиотечной науки и практики

Филиппенко Н. И. С восхищением, признательностью и благодарностью

ЮБИЛЕИ

Самсонова Н. Н., Крупник А. М. ЦНТБ нефтяной и газовой промышленности – 90 лет

Кочеткова О. Г., Бушнева А. Б. Этапы большого пути. К 65-летию Научной библиотеки Волгоградской государственной сельскохозяйственной академии

ИНФОРМАЦИОННЫЕ СООБЩЕНИЯ

Павлова Н. П. Международная конференция «Крым–2009»: вопреки глобальному кризису


Информационно-поисковые языки и системы

УДК 025.4.025+025.4.036:004

Э. Р. Сукиасян

Классификационный (систематический) поиск
в эпоху электронных каталогов
(статья вторая)

Рассмотрены особенности литературы о лицах (personalia), её систематизации и расстановки в фондах. Главное внимание уделено определению основного места для литературы персонального характера и примерам многоаспектного поиска.

Систематизация литературы персонального характера

Когда произносится слово персоналия, вспоминаются книги серии  «Жизнь замечательных людей» («ЖЗЛ»). В 2005 г. отметили 115-летие серии, основанной Ф. Ф. Павленковым в 1890 г. (о том, что в 1915–1932 гг. был перерыв в выпуске книг, в юбилейные дни не говорилось). В 1933 г. «ЖЗЛ» возродил М. Горький.

Научно-биографическая серия (в основном об ученых) выпускается с 1959 г. в издательстве «Наука».

Казалось бы, мы хорошо знаем, что такое биографическая литература.

А что такое персоналия? По запросу в www.Coogle.ru получаем 271 тыс. ссылок на это слово, но ни в одном не находим определения самого понятия. Нет его и в большинстве словарей русского языка (толковом под редакцией Д. Н. Ушакова, академическом четырехтомном современного русского языка, С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой), словарях иностранных cлов, в БСЭ. К удивлению, его нет даже в орфографическом словаре русского языка!

Слово персоналия обнаружилось в «Словаре иноязычных слов и выражений» А. И. Бабкина и В. В. Шендецова: «Personalia (лат), библиогр. Раздел в каталоге, журнале и т.п., посвященный характеристике жизни и деятельности лица…». Значит, это наш термин – профессиональный, библиотечно-библиографический! Но его нет ни в «Библиотечной энциклопедии», ни в словарях библиотечных терминов. Если термин указан с пометой библиогр., то он должен быть в специальных словарях библиографической терминологии. Да, есть – у В. А. Фокеева в его недавно вышедшем терминологическом словаре «Библиографическая наука и практика» (2008): «Персоналия – издание, в частности библиографическое, или база данных, связанные с жизнью или деятельностью определенного лица».

Странное противоречие: когда понятие персоналия определяется, то это либо раздел, посвященный…, либо издание. А при просмотре ответов на запрос в Google не возникает сомнения в том, что это и есть сами лица, личности, так сказать, действующие персоны.

Не люблю многозначные термины и не рекомендую их применять. Поэтому буду говорить о систематизации литературы персонального характера, иначе говоря – о лицах. Так понятнее. История делается лицами – отсюда понятия деятель, исторический деятель, деятель культуры. Это положение одинаково справедливо и для истории науки, искусства, литературы. Значение творчества отдельных личностей огромно, а их вклад столь велик, что общество сохраняет их имена в названиях законов (закон Ома), теорем (теорема Пифагора), лекарственных средств (мазь Вишневского), синдромов (синдром Дауна), болезней (болезнь Альцгеймера); мы говорим: рентгеновские лучи, мечниковская закваска...

Гораздо чаще встречается в словарях выражение персональная библиография, суть которого очевидна и, казалось бы, не требует дефиниции. В прекрасном, теперь уже очень редком словаре К. Р. Симона «Библиография. Основные понятия и термины» (1968) находим интересное уточнение: «Следует различать две разновидности персональной библиографии: а) персональную (или индивидуальную) субъектную, т.е. даётся список произведений данного лица, деятеля в области науки и литературы; и б) персональную (или индивидуальную) объектную, т.е. библиографию работ, посвященных деятельности того или иного лица» (с. 105). В нашем случае, когда речь идет о систематизации, это положение очень важно.

Объектом систематизации литературы персонального характера является литература о соответствующем субъекте (лице, деятеле). То, что К. Р. Симон определяет как «субъектную библиографию», показывает нам основное место для «объектной библиографии». Иначе говоря, для Д. И. Менделеева таким местом будет химия, для И. П. Павлова – физиология.

Основное место определяется по вкладу и согласуется таким образом с классификационным местом для произведений лица, деятеля.

Проблема основного места – одна из центральных в систематизации литературы персонального характера. Если в некоторых случаях специалисты смогли договориться (например, что для Леонардо да Винчи основным местом будет живопись Италии эпохи Возрождения), то во многих других дискуссии идут  годами, приводятся все новые и новые аргументы. Тем не менее общее правило гласит: основное место определяется по роду деятельности, стране, времени и языку. Кто-то проявил себя во многих областях – выбираем условно ту, в которой он приобрел большую известность.

Назову пособие, в котором можно получить совет. Это Алфавитный именной указатель к третьему изданию БСЭ (1981). Подчеркиваю: получить совет. Решать надо самостоятельно. Например, в отношении В. В. Набокова (1899–1977) здесь сказано: американский писатель. Сегодня справедливость восстановлена: мы считаем его русским писателем. Обычный человек перестает в этом сомневаться только после того, как прочитает комментарии В. В. Набокова к роману «Евгений Онегин».

Не со всеми писателями, художниками, композиторами решение просто. На эту тему пишутся диссертации. В именном указателе четко (в скобках после имени) сказано, как определяется основная сфера деятельности того или иного лица, затем названы и все остальные.

К литературе персонального характера относится не только биография (жизнеописание) лица, но и обширный пласт других изданий. В частности:

  • история изучения жизни и деятельности лица, связанные с этим научные общества и учреждения, выставки, музеи, премии и награждения, юбилеи;
  • исследования по тематике «Лицо и эпоха», «Лицо в оценке современников»;
  • материалы для изучения биографии, жизни и  деятельности: автобиографии, дневники, воспоминания, переписка, архивы, рукописи, автографы, рисунки;
  • собственно биографии, другие исследования, в том числе затрагивающие частные вопросы (родословная, семья, личные качества и черты характера, взаимоотношения с коллегами, современниками, места, связанные с жизнью и деятельностью лица);
  • мировоззрение, политические, религиозные и прочие взгляды и убеждения.

Перечень можно было бы продолжить, дополнить.

Понятно, что для адекватного отражения столь многоаспектной литературы классификационная система должна располагать соответствующим инструментарием. К сожалению, в УДК возможности отражения литературы персонального характера крайне бедны. Имеется деление основных таблиц 92, которое можно использовать только для отражения литературы персонального характера в виде сборников. И только в том случае, если речь идет о сборнике биографий универсального или политематического содержания. Имеется и выручающее нас во всех остальных случаях деление в таблице общих определителей формы:

(092) Биографические материалы со ссылкой к (093)

Литературные источники с тремя делениями:

(092.1) Сборники и собрания биографий

(092.2) Отдельные биографии

(092.3) Автобиографии

Прямо скажем, не слишком богато. Так сложилось исторически – в Десятичной классификации Дьюи (ДКД) всё устроено аналогично. И на протяжении более 130 лет  глаз редактора ни разу не обратил на это внимание. Причины понятны: ДКД в каталогах не используется, она применяется лишь для организации книжных фондов открытого доступа. Если наших библиотекарей еще надо убеждать, что серию «ЖЗЛ» выгоднее в фонде собрать вместе и расставить не по авторам, а в алфавите лиц (персон), в США, да и во многих других странах мира, так делается уже десятки лет. И в книжных магазинах за рубежом (и не только) биографии стоят вместе, независимо от содержания. Подобное допустимо в фонде, но абсолютно неприменимо в систематическом каталоге.

Наша страна всегда славилась сильными специалистами в области методики систематизации. Самым удивительным среди них был Николай Валерианович Русинов (1873–1940), индексатор Книжной палаты на протяжении почти двух десятилетий. Он начал работать с таблицами УДК еще в 1920-е гг., сам переводил их на русский язык, дополняя текст таблиц методическими указаниями (он называл их «Примечаниями» и давал им последовательные номера). Единственная монография Н. В. Русинова («Десятичная классификация и систематический каталог») вышла в 1931 г. и подводила итоги его пятилетних размышлений об УДК. Просмотрев её, я убедился: о персоналиях в ней ничего не сказано.

В 1944 г. по инициативе и со вступительной статьей Евгения Ивановича Шамурина Всесоюзная книжная палата издала книгу Н. В. Русинова «Десятичная классификация книг. Таблицы и методические указания» (тираж 5 тыс. экз.). Но Николай Валерианович такой книги не писал. Это во многом мемориальное издание – посмертная перепечатка «листов», находящихся на его рабочем столе.

Во вступительной статье Е. И. Шамурин называет Н. В. Русинова основателем методики систематизации как самостоятельной проблемы, подлежащей  изучению и обсуждению. Таблицы Н. В. Русинова – завещание великого Мастера. Если у вас есть возможность найти издание 1944 г., посмотрите его внимательно. Нет, не индексы – они, конечно, изменились с тех пор. Почитайте текст, который автор назвал «Примечаниями» (к нашей теме относится примечание № 162). Объем каждого примечания столь велик, что исключает возможность цитирования.

Приходится признать, что с того времени методика систематизации прошла огромный путь. Приведенные Н. В. Русиновым примеры с Д. И. Менделеевым (1834–1907) тривиальны: Дмитрий Иванович был сложной фигурой для систематизации. Достаточно сказать, что его имя присвоено Научно-исследовательскому институту метрологии, он профессионально занимался воздухоплаванием, был талантливым «чемоданных дел мастером». Впрочем, не легче и с Александром Порфирьевичем Бородиным (1833–1887), который был, как известно, великим химиком, великим композитором, а также общественным деятелем.

Именно это обстоятельство всегда приводится в качестве главного аргумента сторонниками предметизации и поиска персоналий в предметном каталоге – они говорят: каждая личность является многоплановой, трудно, если не сказать прямо – невозможно «её систематизировать». Да и нет в этом необходимости. Поиск по предметному каталогу прост и безошибочен: открываешь фамилию разыскиваемого лица, получаешь всю информацию. Аргументы сильные, но правды в них нет: по предметному каталогу мы можем получить лишь часть информации, имеющейся в фонде библиотеки.

Книга О. И. Поповой о дипломатической службе А. С. Грибоедова (1794–1829) вышла в 1964 г. и есть далеко не во всех библиотеках. Но информацию о Грибоедове – дипломате найти можно. В предметном каталоге мы часто встречаемся с отсутствием карточки: нет книги – нет и предметной рубрики с именем лица. Перечислю имена лиц, литературу о которых часто спрашивают читатели, и попробуйте догадаться, в какой области работали С. Е. Раич, М. В. Милонов, А. Д. Илличевский, Е. П. Зайцевский, В. Н. Григорьев, Ф. А. Туманский, В. И. Туманский, А. Г. Родзянка, Н. М. Коншин, В. Н. Олин, И. И. Козлов, А. Ф. Вельтман. Список можно продолжить. Ни в одном предметном каталоге этих фамилий нет. Раскрою «секрет». Это поэты пушкинской поры. «Монографий» о каждом из них не написано, грамотно сформулировать предметную рубрику сложно (ищут, например: «Пора, пушкинская – поэты»).

По опыту знаю: часто читателям нужна информация о конструкторах военного оружия, космонавтах. О них нет информации в отдельных изданиях (за редким исключением). Не думаю, что библиотеки могут выдать информацию в ответ на запрос «Матросов, Иван Константинович», если он не будет в паре с другим: «Вестингауз, Джордж». Тогда придется искать «Тормозные системы – железнодорожный транспорт».

Именно поэтому ведущий принцип отражения литературы персонального характера сегодня определен однозначно: биографическая (и вся остальная литература) о лице отражается в том самом отраслевом отделе, с которым связана его деятельность, там же, где собраны его произведения. Для «многоаспектных» личностей такое место обозначается условно, «по преимуществу».

Если мы возьмем собрание сочинений Д. И. Менделеева, то сразу же определим, что подавляющее большинство его книг относится к химии. То, что Д. И. Менделеев – химик, установлено и социологами  (97% опрашиваемых отвечают именно так, но 3% с улыбкой говорят: «чемоданных дел мастер»). Сказанное относится к литературе персонального характера о личности «в целом». Но каждое отдельное произведение о Д. И. Менде­лееве, характеризующее ту или иную сторону его деятельности, будет направлено в соответствующее деление каталога: Д. И. Менделеев и метрология – в метрологию, Д. И. Менделеев и воздухоплавание – в воздухоплавание, Д. И. Менделеев и народное просвещение – в народное просвещение.

До середины прошлого века в среде библиотекарей «считалось приличным» дать вторую карточку, иначе говоря, отразить в полном индексе второй индекс. Обратим внимание: ни у Н. В. Русинова, ни у других авторов, в том числе зарубежных, не уточнялось, который будет при этом первым. Важно лишь то, что их было несколько – книга для читателя не потеряется.

«Прихрамывающую» методику систематизации поставил на ноги другой видный библиотековед, занимавшийся систематическим каталогом, – Захарий Николаевич Амбарцумян (1903–1970). Он был не практиком, а преподавателем, параллельно занимался совершенствованием таблиц десятичной классификации, применяемых в советских массовых библиотеках. Вопросы методики в таблицах З. Н. Амбарцумяна освещались досконально. Более того, впервые в практике он дополнил таблицы методическими указаниями. Именно З. Н. Амбарцумян говорил об убедительных преимуществах поиска литературы персонального характера в систематическом каталоге. Если даже нет отдельного издания, здесь можно найти такую литературу – в сборниках, монографиях, изданиях, относительно которых мы говорим, что они «общего характера».

В книге «Создатели русского оружия» – сотни персоналий, многие раскрыты впервые – отдельных книг о них, конечно, нет. Но такая книга стоит в каталоге непосредственно перед персоналиями и поэтому при поиске будет найдена. Давайте поставим точки над «i» и скажем, когда, т.е. где, она не будет найдена. В электронном каталоге! Когда на запрос с фамилией, получите ответ: «По вашему запросу ничего не найдено». Ведь в отличие от систематического каталога, в электронном нет ни «впереди», ни «сзади». Набирайте «новое слово». Поэтому не надо проявлять свою некомпетентность и заявлять, что при наличии авторитетного файла имен становится лишним поиск по персонам в систематическом каталоге. Мы лишь убедимся в «отсутствии наличия», в то время как литература есть – только искать её надо умело.

З. Н. Амбарцумян не успел сказать о  системе СК – АПУ, но высказал в ряде положений мысль об обязательности алфавитно-предметного указателя к систематическому каталогу. В середине 1980-х гг. была проведена технологическая революция: в соответствии с ГОСТ 7.44–84 (сегодня – 7.59–2003) АПУ стал  составной частью любого СК. Процесс его создания вошел в число процессов систематизации. Стандарт определил обязательность ведения систематической контрольной картотеки (СКК). Указанные процессы вошли в нормы на систематизацию. АПУ стал тем инструментом, с помощью которого в каталоге легко отыскивается литература о лицах, «разбросанная» по отделам в соответствии с содержанием.

На протяжении 1970-х гг. небольшой коллектив в Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина пробовал на основе методики категориального анализа, предложеной Ш. Р. Ранганатаном (1892–1972), отредактировать карточный массив АПУ библиотеки. Пришлось перевести, изучить и освоить ряд произведений выдающегося индийского ученого. Результаты работы – семь каталожных шкафов сводного указателя и практическое пособие «Алфавитно-предметный указатель к систематическому каталогу» (Москва : Книга, 1981. – 159 с.). Литературе персонального характера посвящен специальный раздел пособия.

В ходе работы возникла необходимость выявить типы подзаголовков, с помощью которых читатель получает информацию в АПУ о местонахождении литературы о лице (персоне). Основным типом являются подзаголовки, раскрывающие род деятельности персоны. Они располагаются по алфавиту. В порядке исключения на первое место выдвигается подзаголовок, отсылающий к  отделу, в котором собирается литература о лице «в целом». Покажем, как выглядит «гнездо» для литературы о Д. И. Менделееве:

Менделеев, Дмитрий Иванович (1834–1907)

химик

воздухоплаватель

метеоролог

АПУ оказался аппаратом, с которым можно «вести диалог». Приведу пример. Книги о Нобелевском лауреате Вильгельме Конраде Рентгене (1845–1923) существуют, но изданы маленькими тиражами и имеются в фондах далеко не каждой библиотеки.  Там, где нет книги, не будет персональной карточки в АПУ. Но читатель увидит при поиске другие карточки на предметные рубрики, начинающиеся с образованных от фамилии лица прилагательных (например, рентгеновские лучи). Без сомнения, можно будет найти информацию биографического характера, правда уже «на аналитическом уровне».

Если мы ведем речь об УДК, то литература персонального характера выделена в каждом отраслевом отделе с определителем (092) или (092.2). Непосредственно предшествуют ей отделы каталога, имеющие в конце индекса определитель (09). Таким образом, при отсутствии литературы с определителем (092) мы можем перейти на ступень выше, просмотрев библиографические записи с определителем (09), и далее – по ступенькам классификационного индекса. Вспомним примеры о поэтах пушкинской поры, В. Рентгене или изобретателях систем железнодорожных тормозов.

Если же вы отражаете персоналии в предметном каталоге, то надо вести эту работу методически  грамотно, опираясь на достаточно полный, хорошо разработанный список предметных рубрик. Единственный качественный список такого рода – Национальный авторитетный файл предметных рубрик, подготовленный РНБ для участников проекта ЛИБНЕТ/СКБР. Издано «Руководство по методике предметизации» (Москва, 2005), которое вошло в комплект методических пособий для таких библиотек. Пособием установлена обязательность ссылок см. также:

  • между именем лица и названием отрасли, в которой работало лицо, или названием проблемы, темы и т.д., которые им разрабатывались;
  • между именем лица и названием направления, течения и т.д., в рамках которого проходила его деятельность;
  • между именем лица и тематическими предметными рубриками на название категории лиц, объединенных по специальности, роду деятельности, социальному или возрастному признаку (собирательными персоналиями).

Поиск информации персонального характера в условиях функционирования электронного каталога дает быстрый, но далеко не всегда полный ответ. Каждый из библиотекарей со временем должен понять: информация о лицах содержится не только в документах, в названии которых упоминается имя лица. И. Г. Моргенштерн по этому поводу очень хорошо сказал: монографии о различных деятелях рождаются, как правило, в результате обработки информации, собранной в литературе более широкого содержания.

Ограничивая в библиотеке выдачу литературы персонального характера, мы тем самым ограничиваем доступ читателя к информации. Есть только один вид поиска, который дает исчерпывающую информацию. Это иерархический классификационный поиск, всегда позволяющий посмотреть в каталоге, что есть на ступеньку выше, как говорится, «войти в эпоху». Мы можем обнаружить огромный пласт литературы общего характера, где имя персоны будет встречаться многократно. Но именно так можно найти литературу персонального характера, которая отдельно не библиографирована, так как существует на аналитическом уровне (в виде статьи в сборнике, главы в книге). Вспомним пример с поэтами пушкинской поры.

Часто можно услышать: зачем нам все эти каталоги?  Достаточно войти в Интернет и всё сразу окажется под рукой. Нет, далеко не всё. Во-первых, Интернет – это фактографическая, а не библиографическая система. Найдя информацию, вы не сможете на неё сослаться, далеко не всегда назван источник, зачастую неизвестен год. Во-вторых, Интернет не ведет поиск с глубокой ретроспективой.  Мне не сразу удалось, например, узнать, в каком году в серии «ЖЗЛ» вышла книга об американском изобретателе Т. А. Эдисоне, (помню, что одной из первых, еще в 1930-х гг.). При просмотре на имя «персоны» обнаружил и (вспомнил) фамилию автора – М. Я. Лапиров-Скобло. Долго читал «выскочившие» на новый запрос страницы (всего 595). На одной из них нашел фразу, что первое издание книги об Эдисоне вышло «задолго до второй мировой войны». И тут понял, что проще обратиться к библиотечным каталогам. Увы, литературы 1930-х гг. в электронных каталогах, как правило, нет. Набрал «Каталоги серии ЖЗЛ». Нашел достаточно полный перечень, через пару минут увидел то, что хотел: выпуск 15, 1935 год. Можно даже заказать за тысячу рублей.

Интернет, конечно, не панацея. Но найти здесь можно многое. Надо лишь помнить, что с его помощью мы можем решать задачи лишь «на библиографическом уровне». Обеспечить читателя книгой (т.е. решить задачу «на библиотечном уровне») может только каталог, отражающий конкретные фонды.  Слишком быстрое, до конца непродуманное решение о ликвидации систематического каталога может серьезно подорвать качество библиотечного обслуживания.

  
На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив  |  Раздел для подписчиков