На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив  |  Раздел для подписчиков

Научные и технические библиотеки №5 2008 год
Содержание:

БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Дворкина М. Я. Сущность и структура библиотечно-информационной деятельности

Сукиасян Э. Р. Централизованная систематизация в России. Четыре десятилетия побед и поражений

Шилов В. В. Об учете библиотечных фондов

Ткачева Н. И., Русакова Е. В., Морозов С. В. Интеграция библиотечных ресурсов для информационного обеспечения фундаментальных и прикладных исследований

Мохначева Ю. В., Харыбина Т. Н. Избирательное распространение информации как библиотечный сервис: основные цели, задачи и методы

ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП И ОТКРЫТЫЕ АРХИВЫ ИНФОРМАЦИИ

Шрайберг Я. Л., Земсков А. И. Модели открытого доступа: история, виды, особенности, терминология

НАША ПРОФЕССИЯ

Матвеев М. Ю. Проблемы имиджа библиотечной науки, образования и профессии

К 50-ЛЕТИЮ ГПНТБ РОССИИ

Коготков Д. Я. Становление ГПНТБ как научно-исследовательского учреждения. (Воспоминания ветерана)

ОБЗОРЫ. РЕЦЕНЗИИ

Столяров Ю. Н. Как создавалась «Библиотечная энциклопедия»

Милясевич И. В., Швецова-Водка Г. Н. Фундаментальный учебник по библиотечному краеведению

Бойченко Е. Н. Познание истории техники: от школьной скамьи – до университетской кафедры

ОТКЛИК НА ПУБЛИКАЦИЮ

Петровский В. Б. Дополнение к прочитанному

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

Булушева Г. В. Предложение для совместной работы

Сукиасян Э. Р. Ответ Г. В. Булушевой

Памяти Ольги Марковны Серегиной


УДК 025.4.008.041

Э. Р. Сукиасян

Централизованная систематизация в России.
Четыре десятилетия побед и поражений

Сорок лет назад на страницах профессиональной периодики часто появлялись слова централизованная классификация. Начиная с середины 1960-х гг. издательства, редакции журналов, библиотеки и органы научно-технической информации уделяли централизованной классификации особое внимание.

Многим тогда казалось, что наконец найден замечательный способ существенной экономии времени на самом сложном и трудоемком процессе: в библиотеки будут приходить «первичные документы» уже с классификационными индексами, от систематизаторов можно будет освободиться, систематические каталоги везде станут одинаковыми – как легко будет читателям! Руководители воспринимали идею как лозунг, как призыв к борьбе. В те годы мы всё время боролись, преодолевали, строили. Одним словом, решали задачи. С централизованной классификацией поступили так же: поставили задачу и потребовали организовать. Казалось, что в организационном плане задача разрешима.

Спустя годы выяснилось: дело не в организации, а в методике, как говорили в двадцатых годах прошлого века, «в подходе к делу». Оказалось, что систематизация не любит… централизацию. В начале 1980-х гг. в процессе упорядочения терминологии (впервые это сделано в ГОСТ 7.39–82) вместо централизованной классификации было регламентировано понятие централизованная систематизация (ЦС). Со временем тема потеряла актуальность. Но ЦС сохранилась и в наши дни приобрела совершенно новые черты. Потому и возникла необходимость что-то вспомнить из старого опыта.

Начну с современного определения. Централизованная систематизация процесс систематизации, осуществляемый библиотечными, библиографическими, информационными учреждениями, издательствами, редакциями журналов. Результатом ЦС являются классификационные индексы, публикуемые как непосредственно в изданиях (на обороте титульного листа, перед названием статьи, в макете каталожной карточки, помещенном на обороте титульного листа или на концевой полосе), на печатных каталожных карточках, в библиографических базах данных, электронных каталогах.

Идея ЦС принадлежит американскому библиотекарю М. Дьюи (1851–1931). В 1878 г. он познакомился с предложением о централизованной каталогизации – издании печатных каталожных карточек для широкого распространения по сети библиотек – и сразу же высказал мысль: на таких карточках должны быть и классификационные индексы. Оба предложения впервые были реализованы Библиотекой Конгресса США в 1901 г. К тому времени Десятичной классификации Дьюи (ДКД) исполнилось уже 25 лет и она оказалась наиболее распространенной в США и Канаде системой классификации.

Впоследствии стали использоваться и другие формы централизованной каталогизации и её составной части – централизованной систематизации. Первая в мире книга с указанным на ней классификационным индексом вышла в нашей стране в 1896 г.* (Этот факт пока никому не удалось опровергнуть.) Но самый массовый характер приобрело издание печатных каталожных карточек с классификационными индексами (в СССР впервые осуществлено в 1925 г.).

В нашей стране внимание к изучению теоретических основ и особенностей ЦС усилилось в связи с принятием Постановления Совета Министров СССР № 445 от 11 мая 1962 г., в котором, в частности, говорилось: «Ввести с 1963 года в научно-технических издательствах, редакциях научно-технических журналов, в организациях научно-технической информации, научно-технических библиотеках обязательную классификацию всех публикаций по универсальной десятичной системе». Хотя речь шла об УДК, новое дело потребовало изучения, а опыт – анализа.

Проведенное мной в 1965–1967 гг. исследование «Централизованная классификация в СССР. (Современное состояние и перспективы развития)» оказалось первой в мировой практике теоретической работой по этой теме (диссертация защищена в марте 1968 г., по теме опубликовано более 15 работ, в том числе за рубежом).

В 1967 г. ГПНТБ СССР издала тиражом 7500 экз. утвержденное Межведомственной комиссией по классификации пособие «Централизованная классификация по УДК. (Методика индексации и техника использования)».

Исследования централизованной систематизации по УДК были продолжены. В 1972 г. И. А. Дынин защитил диссертацию «Теоретическое и экспериментальное исследование качества централизованной классификации по УДК и методы его оптимизации». В 1975 г. Н. В. Иванов защитил диссертацию «Централизованная классификация технической литературы по УДК в СССР (теория и практика)». К сожалению, эти авторы не публиковали методических пособий по данной теме, но основные положения исследований были отражены в нескольких сборниках методических материалов по УДК, в разные годы изданных ГПНТБ СССР.

Несмотря на то, что в 1960–1970-х гг. в СССР был сделан колоссальный рывок в изучении истории, теории, организации ЦС, анализировалась практика, проводились (на больших массивах информации) серьезные исследования, в дальнейшем эта работа, к сожалению, не получила продолжения. Сегодня многие вопросы ЦС, как методические, так и технологические, организационные, не решены. Горько сознавать: единственный, по сути, нормативный документ, отражающий требования ЦС, это ГОСТ Р 7.0.4–2006 «Издания. Выходные сведения. Общие требования и правила оформления».

В соответствии с п. 4.1 выходные сведения книжного издания содержат классификационные индексы (УДК и ББК). Цитирую: «Классификационные индексы содержат:

– индекс Универсальной десятичной классификации (УДК);

– индекс Библиотечно-библиографической классификации (ББК).

Классификационный индекс УДК определяют по полному изданию Универсальной десятичной классификации, классификационный индекс ББК – по изданию «Библиотечно-библиографическая классификация. Таблицы для массовых библиотек».

Классификационные индексы приводят вместе с соответствующими аббревиатурами УДК, ББК в верхнем левом углу оборота титульного
листа…».

Эти требования не соответствуют принятой в мире практике приведения классификационных индексов с указанием порядкового номера издания или года публикации таблиц классификации.

Приведу два примера из произвольно взятых американских изданий:

Z693.156  2001                                           PG2640.K34  1994

025.3--dc21                                                 491.73’21--dc20

В каждом случае первый индекс указан по таблицам Классификации Библиотеки Конгресса США, издаваемым отдельными выпусками (указан год издания выпуска). Второй индекс – по таблицам ДКД (dc21 – двадцатое издание).

В России указание на номер издания или на год выпуска таблиц не регламентировано. Поэтому зачастую расшифровать классификационный индекс можно лишь условно.

Требования государственного стандарта не отвечают и нашей внутренней практике: у нас, например, давно уже нет и не будет в дальнейшем таблиц ББК с таким названием, которое приведено в стандарте. Как известно, впредь будут публиковаться только средние и сокращенные таблицы (полные таблицы будут доступны пользователям в виде машиночитаемого текстового файла или в классификационном формате).

Библиотеки знают, что доверять классификационным индексам, публикуемым в книгах на обороте титульного листа, можно не всегда. Существует «черный список» издательств (к сожалению, в этом списке сотни издающих организаций и совсем небольших коммерческих издательств), индексы которых в массе случаев ложно ориентируют систематизатора.

Известны издательства, в книгах которых индексы практически всегда правильны. В единичных случаях индексированием занимаются квалифицированные специалисты, бывшие библиотечные работники. Многие издательства обращаются в библиотеки. Другие просто поручают младшему редактору «пойти в ближайшую библиотеку за кодами УДК и ББК, заодно взять и авторский знак». Есть, к сожалению, организации, которые выполняют «платную услугу» за очень большие деньги. Между тем в государственных областных, краевых, национальных (в республиках) библиотеках уже функционируют отделы (сектора), занимающиеся каталогизацией в издании, куда и надо обращаться. Заключив договор на постоянное обслуживание, издательство избавляет себя от выполнения явно несвойственных ему функций.

На современном этапе развития библиотечной и информационной практики ведущей и наиболее распространенной формой ЦС оказались классификационные индексы в составе библиографических записей в электронных каталогах и различных базах данных.

Особенности ЦС связаны с её назначением. Если заранее известно, что классификационные индексы будут использоваться за пределами той организации, в которой они проставляются и публикуются, возникает вопрос о критериях их оценки, иначе говоря – о требованиях, которые надо предъявлять к ЦС. Сегодня накоплен колоссальный опыт ЦС не только в нашей стране, но и в мире. Достаточно сказать, что OCLC (OnlineComputerLibraryCenter, Онлайновый компьютерный библиотечный центр) отметил 40-летие использования единой классификационной системы (ДКД), которая применяется почти в 70 странах мира.

Впервые требования к индексам ЦС сформулировал Николай Валерианович Русинов (1873–1940), один из крупнейших теоретиков и практиков систематизации, методист, на протяжении двух десятков лет обрабатывавший огромный поток обязательного экземпляра во Всесоюзной книжной палате. В удивительной монографии «Десятичная классификация и систематический каталог» (1931), своего рода «Библии» настоящего систематизатора, Н. В. Русинов оставил нам немало высказываний, связанных как с методикой ЦС, так и с правилами использования опубликованных индексов.

К сожалению, терминология каталогизации с тридцатых годов прошлого века существенно изменилась, многие высказывания Н. В. Русинова приходится «переводить» на современный библиотечный язык. Но одно из них вполне понятно современному читателю: «Правилом в книжной систематике является то, что каждая отдельная книга должна индексироваться так, как индексировались или будут индексироваться впредь все остальные книги того же рода или вида». Это значит, в частности, что при индексировании (а систематизация – один из видов индексирования) задача заключается в том, чтобы однородные по содержанию публикации «не разбежались», а, напротив, объединились, встали рядом.

Заметим, что, занимаясь индексированием для печатных карточек и «Книжной летописи», Н. В. Русинов всегда говорил о «каталоге». По сути дела, печатные карточки ЦС или библиографические пособия – лишь промежуточные этапы систематизации, основная цель которой – сформировать «каталог». Если не обращаться к накопленному массиву, результат не заставит себя ждать. Получится, как предупреждал нас Н. В. Русинов: «…Однородные книги «отрываются одна от другой и «разбегаются» в разные отделы, а каталог понемногу превращается в настоящий лабиринт, куда легко книгу «загнать», но где её очень трудно бывает найти».

Формулируя требования к индексам ЦС, специалисты исходили из функционального их назначения.

Первое требование: классификационный индекс должен быть правильным и многоаспектным.

Под правильностью понимается соответствие индекса содержанию документа. Различными авторами проводились «усовершенствования» формулировки этого требования. Предлагалось, например, понятие адекватности (т. е. равноценности). Но адекватность не всегда возможна, а часто просто нецелесообразна. При систематизации, например автореферата кандидатской диссертации, часто оказывается, что в таблицах необходимой детализации еще нет. Приходится давать индекс вышестоящего (обобщающего) деления таблиц. Это уже не «адекватность». Правильность индекса ЦС обеспечить трудно. Систематизатор должен быть вооружен знанием предмета, свободно ориентироваться в таблицах, принципах и правилах общей и частной методики.

Происхождение «массовых», часто наблюдаемых всеми нами ошибок понятно: систематизация «по словам» заглавия на титульном листе, без обращения к источнику, часто по указателю в таблицах. В последнем случае не работает методический аппарат таблиц, ссылки «см.» и «см. также». Иногда видна элементарная спешка: выбирается первый попавшийся на глаза индекс, «вроде бы» подходящий по теме (часто правильный находится на несколько строк ниже). Видна безграмотность в комбинировании элементов индекса. Конечно, всё это не имеет отношения к систематизации.

Известно, что перед систематизатором часто встаёт проблема выбора: как отразить документ? Можно так, а можно совсем иначе. И оба решения представляются правильными. Обратимся снова к советам Н. В. Русинова: «…принимаются в соображение не только содержание книги, но и цель её издания, а также интересы читателей, чтобы дать читателю нужную ему книгу, а книге – соответствующего читателя». Обратите внимание на слова, выделенные мною курсивом. Они практически дословно совпадают с законами Ш. Р. Ранганатана (1892–1972), получившими всемирную известность. Интересно: законы опубликованы в далекой Индии в том же 1931 г.!

Под многоаспектностью понимается требование представить в классификационном индексе широкую, многостороннюю характеристику содержания документа. Выполнить это трудно, а работая в отраслевой и даже многоотраслевой библиотеке, порой и невозможно. Систематизатор должен владеть умением выйти за пределы интересов своей библиотеки, оценить содержание и другие классификационные признаки с позиций универсальности. Очень помогает в работе сводный указатель к таблицам. К сожалению, такое пособие к таблицам ББК выпущено лишь однажды (к сокращенным таблицам ББК для научных библиотек) в 1975 г. Квалифицированный систематизатор может его использовать в работе «для подсказки».

Второе требование: классификационный индекс проставляется с учетом полного использования принятых в каталоге стандартных таблиц классификации. Принцип стандартности понимается так: в ЦС могут использоваться только одни и те же таблицы классификации (одного издания, версии, варианта). Все дополнения и исправления вносятся в них одномоментно всеми участниками. Для этого, например, указывается конкретная дата введения, которая отличается от условной формы «со времени публикации» (последнее, как правило, нигде не указывается и не всегда совпадает со временем получения дополнений и исправлений в библиотеках).

Какое издание УДК можно сегодня считать стандартным? Конечно то, которое публикуется и распространяется ВИНИТИ.

Для ББК мы рекомендуем считать стандартным только один вариант таблиц ББК – Средние таблицы, издание которых начато в 2001 г. и в настоящее время продолжается. С одним допущением: если какие-либо разделы ББК пока еще не изданы в рамках Средних таблиц, надо использовать вариант таблиц ББК для областных библиотек (1980–1983). На мой взгляд, простановка в БЗ Сводного каталога библиотек России (СКБР) индексов ББК по иным вариантам и изданиям таблиц не только не приносит какой-либо пользы, но может нанести вред.

Третье требование: классификационный индекс должен быть технически грамотным, соответствовать принятым в ББК правилам и нормам комбинирования элементов в рамках сложных и составных индексов. В оформлении индексов недопустима неряшливость. Прописные буквы должны быть прописными, строчные – строчными. Если индекс пишется от руки, эти особенности должны быть показаны оператору корректорскими знаками (две черточки под прописными и две черточки над строчными буквами обеспечат безошибочный набор). Пробел между знаками индекса недопустим. Тире и дефис – это различные знаки и выражаются на письме различно. В этнических типовых делениях (ЭТД) применяется знак равенства. Надо иметь в виду, что знак равенства считается в конце строки знаком переноса (дефисом). Обратите внимание: классификационные индексы не переносятся с одной строки на другую. «Разорвать» можно только полный индекс (на знаке «плюс»).

К сожалению, встречаются и опечатки в индексах (не та цифра или буква). Как порой хочется сэкономить время! Нужно, к примеру, искать территориальное типовое деление (ТТД) для Нигерии. Систематизатор уверен, что правильным будет (6Ниг)… и ошибается: (6Ниг) – это ТТД для Нигера, а ТТД для Нигерии – (6Ние). Подобные опечатки недопустимы в индексах ЦС, ведь каждый знак имеет своё смысловое значение.

Качество индексов ЦС в конечном итоге зависит от квалификации систематизатора и правильной организации самого технологического процесса. В организациях, ведущих ЦС, должен быть технологически организован этап редактирования, предусмотренный ГОСТ 7.59–2003.

Один из интересных вопросов, рассматриваемых в мировой классификационной литературе, можно сформулировать так: зависит ли качество и функциональная эффективность ЦС от используемой классификационной системы?

В двух словах надо определить понятия качество и функциональная эффективность.

Качество – совокупность общих и специфических свойств любого объекта или процесса, необходимых и достаточных для выполнения его функций. Речь идет о системе свойств (характеристик), взаимовлияющих и взаимодополняющих друг друга. Под функцией в данном случае понимается основное, принципиальное назначение объекта или процесса.

Функциональная эффективность связана с использованием объекта или результатов процесса и определяется, во-первых, как существенное свойство, проявляющееся в способности приводить к желаемым результатам, и, во-вторых, как мера проявления этого свойства, т.е. степень достижения желаемого результата.

Категории качества и функциональной эффективности в приложении к ЦС могут быть не только определены: если известны их показатели, то они измеряются, а затем оцениваются квалиметрическими методами. В каталогизации соответствующие методики впервые разработаны в 1980-х гг. в Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина в исследованиях Т. Н. Ахалая и Т. В. Николаевой.

Функциональная эффективность взаимосвязана с экономической эффективностью, которая предполагает достижение оптимального уровня показателей функциональной эффективности при наименьших затратах. Исчисление показателей экономической эффективности в условиях ЦС провести сложно, если не сказать прямо – невозможно: слишком много пользователей, расходы которых на редактирование (или вторичную систематизацию в случае полной неприемлемости) проставленного индекса не всегда учитываются. Одно очевидно: если индекс ЦС «не принимается», то всё мероприятие в целом теряет смысл. Кто-то при этом полагает, что он делает нужное и полезное дело, проставляя индексы, которые никому не пригодятся. Можно себе представить, что думают об этом практики из числа пользователей. Ситуация, к сожалению, весьма реальная: в СКБР можно встретить десятки классификационных индексов, проставленных библиотеками исключительно «для себя» и явно не предназначенных для других пользователей.

В мировой практике известна лишь одна стандартная классификационная система. Это ДКД, являющаяся основным информационно-поисковым языком в OCLC. Все оригинальные издания ДКД пронумерованы и выпускаются каждые 8–10 лет в двух вариантах – полном (в четырех томах) и сокращенном (в одном томе). Сокращенное издание выходит в свет через год после выпуска очередного полного.

ДКД, его варианты и издания не только охраняются авторским правом, но и является зарегистрированной торговой маркой. Перевод и публикация таблиц ДКД без предварительного получения лицензии невозможен. Условием приобретения лицензии является указание в переводе номера издания источника и гарантия идентичности перевода оригиналу. Переводчик и/или издатель не имеет права вносить какие-либо сокращения, дополнения или изменения в текст таблиц. От титульного листа и до концевой полосы издание должно по составу, структуре и содержанию соответствовать оригиналу. Один из главных редакторов ДКД, отвечая на предъявленные к ДКД замечания, сказал: «Вас не устраивает полнота отражения материала о вашей стране? Решить эту проблему просто: не начинайте перехода на ДКД с перевода и издания. Сначала представьте редакторам ваши предложения. В следующем издании таблицы будут дополнены, и вы сможете перевести их».

Стандартная система должна быть жесткой, предполагающей одно решение для каждого сочетания классификационных признаков. Иначе говоря, личность систематизатора не должна иметь никакого отношения к результатам его труда. Возникает вопрос: как можно добиться «классификационной жесткости», на деле обеспечивающей единообразие классификационного решения?

Было бы проще решить эту проблему, если бы ДКД была классификационной системой перечислительного типа. В таких системах задачи систематизации решаются просто: в таблицах надо найти то классификационное деление, которое является наиболее адекватным, точно соответствует содержанию. При необходимости приходится прибегать к методу многократного отражения: давать несколько классификационных индексов (через плюс). Так, например, используется единственная применяемая сегодня в ЦС перечислительная Классификация Библиотеки Конгресса США. В таблицах перечислительных систем – один ряд классификационных делений.

Но ДКД была перечислительной лишь до 12-го издания. Впоследствии в её структуру были введены вспомогательные подразделения (subdivisions), образующие вспомогательные таблицы. Редакторы ДКД, превратившие созданную М. Дьюи перечислительную систему в комбинационную, снабдили её правилами, сохраняющими жесткость и обеспечивающими единообразие классификационных решений.

Иначе складывалась судьба «европейского варианта ДКД», созданного на рубеже веков (1895–1905) в Брюсселе Полем Отле (1868–1944) и Анри Лафонтеном (1854–1943). Гениальное изобретение – система типовых делений, названных в нашей стране определителями, – обусловило распространение будущей УДК (это название «брюссельская система» получила лишь в издании 1926–1928 гг.) как системы международной, поддерживаемой международными организациями: в 1895–1931 – Международным библиографическим институтом, в 1931–1938 – Международным институтом документации, в 1938–1991 – Международной федерацией по документации. В начале 1990-х гг. права на использование (переводы, издание, распространение) УДК перешли к Консорциуму УДК.

УДК не удалось обойти ДКД по основным показателям распространенности в мире – ни по числу стран, организаций, изданий национальной библиографии, ни по количеству переводов на языки народов мира.

На официальном веб-сайте Консорциума УДК (http://www.udcc.org) дана подробная информация об использовании УДК. Россия входит в состав Исполнительного комитета (Executive Committee) Консорциума УДК; публикации УДК в официальной библиографии указаны на 7 языках, в том числе на русском. В списке использующих УДК названы 30 стран.

Наиболее распространена – и по числу стран (почти 140), и по числу переводов на языки народов мира, и по использованию в национальных библиографиях – ДКД. На веб-сайте OCLC (http://www.oclc.org) приводится исчерпывающая информация о современном развитии и распространении ДКД – системы, обязательной для каждого члена OCLC.

УДК – свободная комбинационная система: никакого «стандартного» порядка комбинирования определителей нет. Правильными могут оказаться самые различные комбинации элементов сложного или составного индекса. Надо понимать: каждая их них приведет к той структуре каталога, которая определяется последовательностью элементов. Решить вопрос о целесообразности того или иного порядка элементов может только систематизатор, ответственный за ведение конкретного каталога, при условии, что им предварительно составлен план каталога и размечены рабочие таблицы классификации.

Другой недостаток таблиц УДК называется «множественной локализацией»: одна и та же тема раскрывается в нескольких отделах, при этом каждое решение является правильным, они не считаются альтернативными, не связаны методическими указаниями и ссылками (как это сделано, например, в Средних таблицах ББК). Поэтому при использовании УДК единообразие классификационных решений становится часто непреодолимой проблемой.

В мировой практике эти обстоятельства привели к ограничению функций: никто не воспринимает индекс УДК как «руководство к действию» или рекомендацию. Основная и единственная функция – информационная. В 1960–1970-х гг. убедить в этом органы руководства центрами и службами НТИ не удалось. Искусственно насаждалась точка зрения: если в источнике есть индекс УДК, систематизатору уже делать нечего (его можно попросту сократить). Библиотеки и информационные службы оказались участниками эксперимента, провал которого, по сути дела, был предопределен.

В некоторых отраслевых системах информации методисты раньше многих увидели, что эффективность ЦС в целом провалена, и приняли решение, которое, к сожалению, не может быть универсальным. Были подготовлены, изданы и по служебным каналам распространены рабочие таблицы классификации для библиотек и органов информации конкретной отрасли, например железнодорожного транспорта. Индексы ЦС рекомендовалось проставлять только по этим таблицам. Так был достигнут высокий результат в пределах отрасли. Не подумали, однако, о том, что книги издательства «Транспорт» с классификационными индексами, проставленными по рабочим таблицам, могут оказаться (и очень часто оказываются) далеко за пределами «транспортных» библиотек. В «чужих» отраслевых системах, а также в универсальных и многоотраслевых библиотеках эти индексы воспринимались с настороженностью.

Затем в конце 1970-х – первой половине 1980-х гг. в нашей стране стали появляться так называемые отраслевые таблицы классификации, названия которых формулировалось по модели «…(отрасль) и смежные вопросы науки и техники» (например «Приборостроение и смежные вопросы науки и техники»). Они содержали полные таблицы основного, профильного раздела (его называли «титульным») и набор фрагментов других классов УДК – с той степенью детализации, которая показалась составителям достаточной. Отраслевые таблицы содержали сотни готовых составных и сложных индексов. Осталось снабдить ими издательства и редакции журналов. Эту задачу путем традиционной системы распространения изданий (рассылки по заказам с предварительной оплатой и/или покупки) решить так и не удалось.

В СССР и в России до настоящего времени не нашло признания право библиотек, редакций, издательств получать необходимые для выполнения их служебных функций нормативные и справочные документы по известной в нашей стране системе распространения служебной документации. Именно так получают необходимые для работы служебные издания организации транспорта и связи. Например, почтовые отделения не покупают в магазинах справочники почтовой индексации, а железнодорожные кассы – расписания движения поездов. Они их получают вместе с другой служебной документацией.

Высказанное мной еще в 1980-х гг. предложение – считать «Минимум библиотечной техники», Правила составления библиографического описания, таблицы классификации служебными документами и изменить порядок их распространения – поддержки не получило. (За рубежом считается аксиомой: если органы управления уклоняются от обеспечения подведомственных организаций служебными документами, они теряют право требовать выполнения соответствующих приказов или положений.)

ББК – самая молодая из ныне существующих универсальных классификационных систем. Её разработчики воспользовались накопленным опытом мировой классификационной теории и практики. Именно поэтому в ББК использованы лучшие достижения УДК (практически идентична структура типизации), ДКД (стандартизован порядок построения сложных индексов), даже «Классификации двоеточием» Ш. Р. Ранганатана (категориальное построение в ряде отделов, в первом издании применялась «октавная» индексация). В методическом плане ББК оказалась наследницей опыта применения вариантов Десятичной классификации в переработках Л. Н. Троповского (1885–1944) и З. Н. Амбарцумяна (1903–1970). Методика систематизации, разработанная в 1940–1950-х гг., прошла проверку временем.

Несмотря на то, что ББК относится к системам комбинационного типа, её нельзя назвать гибкой. Понятие множественной локализации для характеристики ББК никогда не применялось. Метод многократного отражения находит здесь весьма ограниченное применение и часто заменяется комбинированием классификационных признаков в пределах одного индекса. В сравнении с большинством классификационных систем ББК выигрывает и в методическом обеспечении. 40% классификационных делений первых трех уровней оснащено методическими указаниями. Широко распространены ссылки см., в то время как ссылки см. также встречаются крайне редко.

Анализ всей совокупности пособий частной методики систематизации по таблицам ББК показал, что более 80% их материала посвящено описанию структуры и содержания таблиц, а не изложению методики. Тому, кто ждет частных методик систематизации, надо прямо сказать: читайте таблицы, вы найдете в тексте введений или в методических указаниях ответы на все вопросы, которые встают перед вами в процессе систематизации. В ответах квалифицированных специалистов Научно-исследовательского центра развития ББК на вопросы, заданные на Форуме СКБР (www.nilk.ru), слишком часто цитируются или пересказываются положения, опубликованные в таблицах.

Еще в 1930-х гг. Н. В. Русинов говорил о том, что нельзя начинать систематизацию, поручив эту работу новому сотруднику и обеспечив его таблицами классификации. Сначала надо освоить таблицы, т.е. прочитать их сплошь, разобраться в их методическом оснащении, принципах построения указателя, правилах поиска и комбинирования индексов.

Слишком часто ошибки происходят из непонимания специфики ББК. Порой систематизатор считает себя «опытным» и «квалифицированным» априори, по факту: «Столько лет работал, не вижу ничего сложного…». Как раз наоборот: настоящий систематизатор увидит в Средних таблицах ББК очень много нового – в структуре, в содержании, в методике систематизации. Известно: изучать новую дисциплину гораздо проще, чем переучиваться. В пример можно привести ситуацию с освоением ДКД: имеющие опыт работы с УДК с огромным трудом переучиваются, в то время как новые сотрудники овладевают правилами без особых проблем. Попробуйте прочитать текст на французском языке по правилам английской орфографии… Системы классификации – это те же языки, хотя и информационно-поисковые, изучение каждого надо начинать с алфавита и правил грамматики.

В применении таблиц ББК в централизованной систематизации накоплен достаточно большой опыт (почти три десятилетия). Многократно повторяющиеся ошибки перечислю и прокомментирую:

1. Приведенный после аббревиатуры ББК классификационный индекс проставлен по полным таблицам – «Библиотечно-библиографическая классификация. Таблицы для научных библиотек» (1960–1968) в 25 выпусках, 30 книгах – или по последующим вариантам и изданиям с буквенной индексацией первого (основного) ряда делений. Наличие индекса, начинающегося с буквы русского алфавита – сигнал для библиотекаря: такому индексу доверять нельзя, требуется его полная проверка. Сначала нужно установить, по какому варианту (изданию) он проставлен. Если вы не располагаете таблицами ББК в различных изданиях и бережете своё время, займитесь систематизацией сами.

2. В классификационном индексе после аббревиатуры ББК проставлен набор цифр (иногда и букв), не разделенный на части, или индекс начинается не с двух цифр, а, например, с трех. Это тоже сигнал для библиотекаря: к ББК, судя по всему, всё это отношения не имеет. Индекс централизованной систематизации, если он проставлен по ББК, должен начинаться с двух цифр. По правилам ББК в индексе три цифры отделяются друг от друга разделительной точкой. Точка ставится только для того, чтобы можно было легко прочитать индекс: сочетание 67.911.222 по правилам читается так: «шестьдесят семь, девятьсот одиннадцать, двести двадцать два».

В ДКД допускается сочетание стоящих рядом четырех цифр, поэтому некоторые преподаватели рекомендуют читать индексы ДКД иначе: каждую цифру отдельно, произносить знаки («точка», «тире»). И в нашей стране многие библиотекари привыкли «произносить» знаки. Приведенный выше пример будет звучать так: «шестьдесят семь, точка, девятьсот одиннадцать, точка, двести двадцать два».

3. По внешним признакам вы сразу видите грубые нарушения. Например, если индекс имеет вид  ББК 67.910.313.2Рос-175Кит, а книга посвящена упорядочению российско-китайской государственной границы, вы понимаете: индекс проставлен человеком, не владеющим необходимыми знаниями. Индекс ОТ найден, наверное, по указателю, опознавательные знаки ТТД исчезли. Придется «расчленить» индекс на три составляющих:

67.910.313                      (2Рос-17)                        (5Кит)

и затем разобраться в том, как надо систематизировать издание.

4. Внешне индекс выглядит правильно, но по содержанию явно не соответствует источнику. Типичные случаи связаны с отсутствием у библиотекаря, которого не успели или не захотели обучить, умения размежевать, например, химию и химическую технологию, экономику и технологию, географию физическую и экономическую. Библиотекарь-практик как правило подобных «детских» ошибок не делает. В процессе анализа книги «Получение кислорода» он обратит внимание на то, что описанные химические реакции проводятся в лаборатории, на столе, в пробирках (это, конечно, химия), если же речь идет о промышленном оборудовании, трубопроводах, тоннах исходных веществ и пр., это, конечно, химическая технология.

Значительный процент ошибок связан с систематизацией по внешним признакам, «лежащим на поверхности» (обложка, титульный лист). Систематизатор бывает на сто процентов уверен в своей «догадке» и даже не пытается открыть книгу. А квалифицированный редактор при проверке обратит внимание, например, на явное несоответствие издательства и содержания. Допустим, книга издательства «Химия» получила индекс декоративного искусства. Изучив текст и иллюстрации, мы убедимся: хотя книга называется «Декоративная керамика», речь в ней идет не об искусстве – рассматривается технология производства керамики, предназначенной для последующей росписи. Классические примеры на эту тему десятки лет приводятся в лекциях, учебных и практических пособиях, но ошибки повторяются. Спешка в процессе систематизации недопустима.

5. Анализ документа проведен, выявлены и сформулированы признаки, а соответствующие классификационные индексы найдены по указателю к таблицам. Систематизатор не обратил внимания на то, что основных индексов – несколько, и пытается их комбинировать, «соединять» друг с другом. Если он раньше работал, например с УДК, то на помощь приходит двоеточие. Результат, конечно, никакого отношения к правильному индексу ББК не имеет.

6. Иногда указатель дает два и более индексов, указывает возможные аспекты раскрытия предмета. Следовало бы серьезнее проанализировать содержание. Однако выбирается «первый попавшийся» индекс, который «кажется» правильным. Конечно, никакие методические указания во внимание не принимались, да их никто, наверное, не читал.

7. Классификационный индекс правильный, но неполный. Увидев, например, в таблицах ТТД для зарубежных стран обобщающее ТТД (4/8), систематизатор его и использует, не затрудняя себя поиском ТТД для Великобритании, которой посвящена книга. Некоторые библиотеки, как оказалось, берут на себя функции «систематизатора для многих», не располагая Дополнительным выпуском Средних таблиц ББК. Часто обобщающий классификационный индекс проставлен только потому, что у систематизатора не хватило терпения досмотреть страницу таблиц до конца, перевернуть её, чтобы найти точный, адекватный индекс.

Приступая к рассмотрению особенностей работы систематизатора при использовании индексов ЦС, буду исходить из положений, которые неоднократно рассматривались в публикациях. Суть их вкратце сводится к следующим посылкам:

– современные автоматизированные библиотечные системы пока еще не могут обеспечивать систематический поиск, например поиск по классификационному индексу или его элементам, равно как и поиск по классификационному дереву вверх-вниз по иерархии, в то время как отечественный читатель привык именно к этому виду поиска по карточному систематическому каталогу;

– не удалось доказать, что системы вербального поиска, использующие ключевые слова или предметные рубрики, обладают (в сравнении с систематическим поиском) равными или преобладающими возможностями (библиотечными дескрипторными системами, обеспеченными тезаурусами, мы не располагаем);

– в библиотеках достаточно много читателей, для которых обращение к ЭК нежелательно по многим причинам, например возрастным, в силу привычки. Ликвидация карточного СК – АПУ ухудшит поисковые возможности таких читателей;

– компьютерная техника и доступ в Интернет пока еще отсутствуют в подавляющем большинстве библиотек страны (по разным оценкам их от 80% до 92%). Нельзя делить библиотечную сеть по «классовому признаку» – на «богатые» и «бедные» – и работать только в интересах продвинутых библиотек.

Согласимся с тем, что показатели находятся в динамике. Но надо понимать, о чем, например, могут говорить цифры. По моим наблюдениям, примерно в 60% библиотек, обеспеченных компьютерной техникой, в отделах обработки и каталогов компьютеры не установлены. Другой пример: предположим, что в результате реализации государственной программы «Интернет придет в каждую школу России». Означает ли это, что качественно изменится ситуация с каталогами в школьных библиотеках?

Приходится признать, что в ближайшем будущем в большинстве библиотек страны сохранится традиционная каталогизация – в целом или в тех элементах, которые пока не удалось заменить автоматизированными системами.

Как относиться к классификационным индексам ЦС на этапе их применения? Соответствующее указание содержится в ГОСТ 7.59–2003 «Индексирование документов. Общие требования к систематизации и предметизации». Здесь, в частности, сказано: «Термины централизованного индексирования (классификационные индексы или предметные рубрики) допускается дополнять, уточнять и, при необходимости, изменять». Это положение, впервые вошедшее в ГОСТ 7.44–84 «Систематизация документов. Общие требования», долго и тщательно редактировалось составителями стандарта. Остановились на формулировке, максимально обтекаемой, приемлемой во всех отношениях; не хотели говорить о том, что уровень «централизованного индексирования» в стране, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Принятая тогда формулировка перешла в ГОСТ 7.59–90, а затем в 7.59–2003.

Непосредственно перед указанной рекомендацией в стандарте сказано, что принятие решения проводится «с необходимой и достаточной для данной ИПС глубиной, точностью и многоаспектностью». Отсюда со всей ясностью вытекает: полную ответственность за индексирование «для данной ИПС», т.е. в границах своей организации, несет систематизатор.

Правильно обученный систематизатор располагает рабочими таблицами классификации, системой СК – АПУ, вспомогательной систематической контрольной картотекой. В каждой библиотеке сложились свои традиции для «сквозной» технологии обработки, связанные с принятым способом тиражирования карточек и ввода БЗ в автоматизированную систему. Все сотрудники, занимающиеся каталогизацией (в том числе и систематизатор), работают с одной карточкой – той, которая направляется затем в служебный алфавитный каталог. Целесообразно установить порядок записи на ее обороте инициала или личного номера каждого сотрудника и даты обработки, включая и процессы редактирования. Только после того, как отредактированы последовательно заголовок, библиографическое описание, полный индекс и другие элементы БЗ, карточку можно тиражировать. Практика передачи систематизаторам карточки (или карточек) для СК ведет к серьезным проблемам в каталогизации, поскольку в этом случае на карточках алфавитного каталога не будет полного индекса. (Правила оформления карточек индексами изложены в ряде пособий, указанных в Списке литературы к этой статье.)

Необходимо помнить, что в универсальных научных библиотеках с 1991 г. (за несколько лет до этого – в массовых библиотеках, называемых сегодня публичными) официально введена обратнохронологическая расстановка карточек в СК и обязательная простановка даты завершения обработки.

Индексы проверяются по рабочим таблицам классификации. Индекс может быть изменен в том случае, если, например, в библиотеке принято альтернативное решение, расходящееся с практикой ЦС.

Традиции и техника оформления рабочих таблиц классификации сложились в результате обобщения и критического осмысления библиотечного опыта. Подробно она изложена в пособии «Систематический каталог» (см. Список литературы).

После проверки индекса систематизатор сразу приступает к составлению предметных рубрик АПУ к СК. К сожалению, централизовать эту работу не удалось, да и не всегда это целесообразно.

Напомним: в отечественной теории и практике утвердилось понимание системы СК–АПУ как единого аппарата, элемента системы каталогов и картотек. За рубежом аналогичные функции чаще выполняет ПК. АПУ должен отражать содержание реального библиотечного фонда и литературу по новой тематике, пока еще не нашедшей места в таблицах ББК, обеспечивать многоаспектный поиск, например полноту разысканий персоналий в том случае, если фамилия лица отсутствует в БЗ.

Составление ПР АПУ – один из обязательных процессов систематизации (ГОСТ 7.59–90). Требование составления предметных рубрик АПУ одновременно с систематизацией каждого издания стало обязательным с 1985 г. (в соответствии с ГОСТ 7.44–84).

Наиболее эффективным является использование предложенного Ш. Р. Ранганатаном цепного метода. Особенность составления ПР для АПУ (в отличие от процесса предметизации для предметного каталога) – активное использование лексики таблиц классификации и иерархического построения индексов. Цепной метод предполагает, что АПУ пополняется за счет включения предметных рубрик на все последовательно соподчиненные понятия (звенья классификационной цепи от самого верхнего до нижестоящего понятия). На основе принципов категориального анализа разработана методика редактирования АПУ по отдельным категориям.

Современная методика составления и ведения АПУ изложена в пособии, опубликованном в 1981 г. (см. Список литературы), где подробно описан так называемый цепной метод составления и оформления предметных рубрик АПУ, отличающийся простотой и высокой эффективностью при поиске. Использование этого метода не требует предварительного глубокого изучения основ предметизации, поскольку для формирования предметных рубрик применяется терминология таблиц классификации. Цепной метод экономичен, а АПУ уже на самых начальных этапах создания готов к работе.

Список рекомендуемой литературы

Алфавитно-предметный указатель к систематическому каталогу : пособие для библиотекарей / ГБЛ; отв. ред. Э. Р. Сукиасян. – М. : Книга, 1981. – 147 с.

Библиотечно-библиографическая классификация : Средние таблицы : Вып. 1. 60/63 С/Т Социальные науки в целом. Обществознание. История. Исторические науки. – М. : Либерея, 2001. – 320 с.

Библиотечно-библиографическая классификация : Средние таблицы : доп. вып. Таблицы типовых делений общего применения. – М. : Либерея, 2003. – 249 с.

Библиотечно-библиографическая классификация: Средние таблицы : Вып. 2. 65/68 У/Ц Экономика. Экономические науки. Политика. Политология. Право. Юридические науки. Военное дело. Военная наука. – М. : Либерея, 2005. – 559 с.

Демидова С. Е. Краеведческий документ: библиотечная обработка : учеб.-практ. пособие / С. Е. Демидова, – М. : Либерея, 2006. – 101 с. – (Серия «Библиотека и время. XXI век». № 46).

Демидова С. Е. Предметные указатели к документам : учеб.-метод. пособие / С. Е. Демидова, – М. : Профиздат, 2002. – 190 с. – (Серия «Современная библиотека». Вып. 27).

Индексирование документов. Общие требования к систематизации и предметизации : инструкт.-метод. указания / ГБЛ. СПК; сост. Э. Р. Сукиасян. – М., 1991. – 61 с.

Каталоги и картотеки централизованной библиотечной системы : практ. пособие / ГБЛ; под ред. Т. В. Борисенко, Э. Р. Сукиасяна. – М. : Книга, 1985. – 127 с.

Организация работы республиканской (АССР), краевой, областной универсальной научной библиотеки. Ч. 1. Формирование библиотечного фонда. СБА. Технология каталогизации : метод. рекомендации / ГБЛ, ГПБ. – М., 1991. – 127 с.

Систематический каталог : практ. пособие / ГБЛ; Сост. Э. Р. Сукиасян. – М. : Кн. палата, 1990. – 182 с.

Сукиасян Э. Р. Библиотечные каталоги : метод. материалы / Э. Р. Сукиасян. – М. : Профиздат, 2001. – 191 с. – (Серия «Современная библиотека»; Вып. 19).

Сукиасян Э. Р. Новые таблицы Библиотечно-библиографической классификации: организация и технология использования : метод. рекомендации / Э. Р. Сукиасян. – М. : Либерея, 2003 (доп. тираж 2005). – 95 с.

Сукиасян Э. Р. Школа индексирования : практ. пособие / Э. Р. Сукиасян. – М. : ЛИБЕРЕЯ-БИБИНФОРМ, 2005. – 143 с. – (Серия «Библиотека и время. XXI век». № 39).

  
На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив  |  Раздел для подписчиков