На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив  |  Раздел для подписчиков

Научные и технические библиотеки №9 2007 год
Содержание:

Горшков Ю. А. Библиотека в стратегическом менеджменте книжного бизнеса: анализ ресурсов и конкурентных возможностей

Романов П. С. Возможности применения частной методики финансового менеджмента в работе современной библиотеки

Еременко Т. В. Принципы интеллектуальной свободы в библиотечной деятельности (по материалам семинаров в библиотеках Рязани)

Скоробогатов В. М., Сукиасян Э. Р. Справочно-библиографическое обслуживание на этапе перестройки. Диалог профессионалов – 2

Борцова Н. Н., Лукашева Н. В. Инновации в информационно-библиографической деятельности вузовской библиотеки

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

Литвинова Н. Н. Кто заплатит сверхурочные термину документ?

К 50-летию ГПНТБ РОССИИ

Петровский В. Б. В ногу со временем. Ретроспективные библиографические указатели как важное направление библиографической работы ГПНТБ России (СССР)

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

«Библиотечное дело, информационные системы и образование в США». (Обзор программы библиотечно-информационных и научно-образовательных мероприятий, организуемых ГПНТБ России и МБИАЦ)

ПРЕДСТАВЛЯЕМ НОВЫЕ ИЗДАНИЯ

К ЮБИЛЕЮ Т. Ф. КАРАТЫГИНОЙ

Леонов В. П., Соколов А. В. Диалог о Доброте библиотечной

Орлова Н. П. Спасибо! (Слова благодарности Т. Ф. Каратыгиной)

НАШИ АВТОРЫ


УДК 02

Еременко Т. В.

Принципы интеллектуальной свободы
в библиотечной деятельности
(по материалам семинаров в библиотеках Рязани)

В апреле – мае 2006 г. в крупных библиотеках Рязани прошел цикл семинаров, объединенных общей темой «Интеллектуальная свобода и библиотеки».

Этот образовательный проект поддержала международная программа Support for Community Outreach and University Teaching (SCOUT), администрируемая программой Higher Education Support Program (HESP) Института «Открытое общество».

В рамках проекта организовано пять семинаров для библиотекарей Рязани и Рязанской области, на которых обсуждались различные аспекты деятельности библиотек с точки зрения принципов интеллектуальной свободы. В семинарах приняли участие 176 специалистов из 40 библиотек разных систем и ведомств.

Неоценимую помощь в организации семинаров оказали сотрудники Рязанской областной универсальной научной библиотеки им. А. М. Горького, Центральной городской библиотеки им. С. А. Есенина, Научной библиотеки Рязанского государственного университета им. С. А. Есенина, Рязанской областной юношеской библиотеки им. К. Г. Паустовского. Координатор проекта и преподаватель на семинарах – автор этой статьи Татьяна Вадимовна Еременко, профессор Рязанского государственного университета им. С. А. Есенина, выпускница международных академических программ Маски и Фулбрайт.

На семинарах детально изучались известные международные документы, провозглашающие принципы интеллектуальной свободы в качестве основополагающих для библиотечного дела: «Декларация ИФЛА о библиотеках, информационных службах и интеллектуальной свободе» (2002), «Манифест ИФЛА об Интернете» (2002). Участники знакомились с зарубежным опытом (преимущественно библиотек США) по поддержке и распространению принципов интеллектуальной свободы. В этой связи рассматривался разработанный Американской библиотечной ассоциацией (АLA) «Библиотечный билль о правах» (одобрен 18.06.1948; внесены поправки 2.02.1961 и 23.01.1980; подтвержден 23.01.1996) и Кодекс профессиональной этики американских библиотекарей (1995).

В коллективных дискуссиях завершающей части семинаров обсуждались вопросы, вызывавшие наиболее острый интерес и как правило связанные с практикой работы российских библиотек. Среди участников семинаров были распространены заранее отобранные и переведенные (в отрывках) некоторые современные англоязычные публикации из профессиональных библиотечных изданий, в частности, материалы сборника «TheALAIntellectualfreedommanual» (2002), отрывки из книг Р. Гауптмана «Ethicsandlibrarianship» (2002) и Б. Джонс «Libraries, access, andintellectualfreedom: developingpoliciesforpublicandacademiclibraries» (1999). Также использовались статьи Д. К. Равинского, старшего научного сотрудника научно-исследовательского отдела библиотековедения РНБ, посвященные проблемам комплектования фондов, цензуры и так называемой вредной литературы: Равинский Д. К. «Вредная» литература – доступность или «закрытость»? (О комплектовании зарубеж. б-к материалами, запрещ. для обществ. распространения) / Д. К. Равинский // Библ. дело. – 2003. – № 5. – С. 31–33; Равинский Д. К. Фонды и вкусы – что им Гекуба? Американские библиотекари и «низкопробная литература» / Д. К. Равинский // Библ. дело. – 2003. – С. 31–33.

 

В этой статье по материалам проведенных семинаров освещаются вопросы, получившие самый активный отклик и представляющиеся наиболее интересными для регионального библиотечного сообщества (на примере библиотек Рязани и Рязанской области). Можно с достаточной степенью уверенности утверждать, что это проблемные вопросы для российского библиотечного сообщества в целом и статья, им посвященная, будет интересна библиотечным специалистам не только одного отдельного региона.

Библиотеки, интеллектуальная свобода и Интернет

При обсуждении вышеназванной темы дискуссионными стали такие вопросы, как бесплатный доступ к Интернету в библиотеках, ограничение доступа к Интернету в библиотеках для несовершеннолетних.

Доступ к Интернету часто рассматривается российскими библиотекарями как дополнительная платная услуга для пользователей. Недостаточность финансирования заставляет библиотеки «эксплуатировать» растущие потребности отечественных пользователей в ресурсах и сервисах глобальной компьютерной сети и зарабатывать на их удовлетворении некоторые внебюджетные средства. Оправдания для взимания платы выглядят логично и вполне убедительно: нужно обновлять компьютерное оборудование, платить провайдеру, системному администратору и т.д. Соседство Интернет-салонов и Интернет-кафе, действующих исключительно на коммерческой основе, также поддерживает образ этого сервиса как платного.

Однако осмысление ситуации в свете принципов интеллектуальной свободы открывает иную логику для рассуждений. Интеллектуальная свобода – это право каждого человека как на обладание собственными убеждениями, так и на их свободное выражение, право на поиск и получение информации. Библиотеки в современном обществе выступают гарантами обеспечения свободного доступа к информации вне зависимости от средств ее передачи. Обязанность библиотек – не создавать дополнительные препятствия и барьеры на пути доступа к информации, а преодолевать и устранять их. Но чем же иным, как не дополнительным препятствием, выступает для многих пользователей библиотек плата за доступ к Интернету?

Интернет – могучее средство, с помощью которого люди используют свое право искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами независимо от государственных границ. Введение платы за доступ к Интернету в библиотеках не уничтожает, а напротив, создает предпосылки для роста цифрового расслоения и информационной бедности в нашем обществе и прямо противоречит духу интеллектуальной свободы.

Именно поэтому в специальной интерпретации Библиотечного билля о правах «Доступ к электронной информации, услугам и сетям» ALA дает следующий ответ на вопрос «Что приоритетнее: предложить больше информации за плату или не брать плату за информацию?»: Самый высокий приоритет – это бесплатное обслуживание. Введение платы ограничивает доступ. Поэтому ALA настоятельно советует библиотекам «противостоять соблазну ввести платные услуги для пользователей для облегчения своих финансовых трудностей, что в перспективе на будущее подорвет веру у общества в библиотеки» [1. С. 90].

 

При обсуждении проблемы бесплатного доступа к Интернету был затронут вопрос распечатки материалов на принтере – как вид сопровождающего сервиса. Включает ли бесплатное обеспечение информационными услугами в библиотеке также и распечатку на принтере? Практика библиотек США показывает, что их политика относительно этой услуги разнится. Некоторые библиотеки предоставляют ее полностью бесплатно без ограничения количества листов; другие – только за плату; третьи – без оплаты до определенного количества листов, а свыше – за деньги.

В рекомендациях ALA предлагается следующий подход: Когда это только возможно, все услуги должны быть бесплатными. В любом случае плата за услуги не должна создавать барьеров в доступе к информации. При доступе к электронной информации это означает, что библиотеки должны бесплатно открывать информацию на экране компьютера, но могут брать плату за распечатку [Там же].

При обсуждении вопроса о доступе к Интернету в библиотеках для несовершеннолетних мнения участников семинаров разделились, многие рязанские библиотекари не имели четко выработанной позиции. Высказывалась точка зрения, что библиотека, в особенности детская, несет ответственность за содержание и качество информации, доступ к которой получают пользователи в ее стенах. В этой связи для защиты детей и подростков от так называемых вредных материалов (Д. К. Равинский в своей статье [2] указывает на три категории материалов, доступность которых в демократическом обществе становится предметом дискуссии: материалы эротического характера, изображение физического насилия, пропаганда ненависти) библиотеки обязаны предпринимать действия, ограничивающие доступ юных пользователей к Интернет-ресурсам. В качестве таких действий назывались, в частности, поиск в Интернете только с консультантом; использование специальных программ-фильтров; доступ к Интернету детей только вместе с их родителями; расположение компьютерных терминалов таким образом, чтобы все они находились в зоне визуального наблюдения библиотекаря.

Четко сформулированная позиция ALA по этой проблеме, опирающаяся на «Декларацию ИФЛА о библиотеках, информационных службах и интеллектуальной свободе» и «Библиотечный билль о правах», вызвала у участников семинаров определенную реакцию отторжения. ALA руководствуется следующим пунктом вышеназванной Декларации: «Библиотеки и информационные службы должны предоставлять всем пользователям равный доступ к материалам, библиотечной технике и услугам. Не допускается дискриминация по признаку расы, национальности или этнической принадлежности, по политическим или религиозным убеждениям, по возрасту (курсив мой. – Т. Е.), полу или сексуальной ориентации, по причине инвалидности или каким-либо иным причинам», а также 5-й статьей Билля: «Права личности на пользование библиотекой не могут урезаться или нарушаться по причинам происхождения, возраста (курсив мой. – Т. Е.), образования, взглядов».

В интерпретации Библиотечного билля о правах «Доступ к электронной информации, услугам и сетям» ALA предлагает такой ответ на вопрос «Должны ли библиотеки ограничивать доступ к информации в Интернете для несовершеннолетних?»: Библиотеки, в чьи обязанности входит обеспечение доступа к информации для несовершеннолетних, должны предоставлять им всю информацию, необходимую для того, чтобы они стали думающими взрослыми людьми и информированными избирателями. Библиотекам нужно знать, что несовершеннолетние обладают всеми правами свободы слова и доступа к информации. Только родители и законные опекуны имеют право и ответственность ограничивать доступ своих – и только своих собственных – детей к каким-либо электронным ресурсам [1. C. 85].

В то же время наши специалисты-практики полностью разделили мнение американских библиотекарей о том, что библиотекам нужно обязательно разрабатывать специальные правила о доступе к электронной информации. Поэтому большой интерес был проявлен к рекомендациям о политике доступа к Интернету для несовершеннолетних, предложенным в книге Б. Джонс [3]. Такая политика должна включать:

  • миссию библиотеки по обслуживанию несовершеннолетних;
  • информацию о том, используются ли на компьютерных терминалах в библиотеке специальные программы-фильтры. Согласно этой информации родители должны решать, будут ли их дети посещать библиотеку одни или только вместе с родителями. Библиотеке следует подчеркнуть, что она не будет действовать в духе in loco parentisвместо родителей»);
  • подчеркивание для родителей важности того, что они не только наблюдают за доступом своих детей к информации, но и улучшают его через использование наиболее привлекательной для детей формы доступа – Интернета;
  • заявление, санкционированное библиотечным юрисконсультом, о том, что библиотечное оборудование запрещается использовать для доступа к материалам, которые официально признаются непристойными, вредными для детей или детской порнографией [3. C. 124].

 

Одним из аспектов вопроса о доступе к Интернету в библиотеках для несовершеннолетних стали компьютерные игры в библиотеках. Четко сформулированная позиция ALA по этой проблеме довольно существенно отличается от политики российских детских библиотек, как правило запрещающих доступ к таким играм в своих стенах. В интерпретации Библиотечного билля о правах «Доступ к электронной информации, услугам и сетям» дается следующий ответ на вопрос «Как библиотека может избежать превращения в комнату для компьютерных игр, но в то же время обеспечивать доступ к такого рода ресурсам?»: Библиотекам необходимо разрабатывать правила, в которых указываются ограничения по времени, месту и поведению при использовании электронного оборудования и информации. Эти ограничения не должны налагаться на содержание ресурсов [1. C. 93].

 

Содержание информации в библиотеках
и интеллектуальная свобода

Одним из наиболее интересных при обсуждении вышеназванной темы явился вопрос об ограничении доступа в библиотеках к так называемым спорным/вредным материалам.

 

Дискуссии участников семинаров показали: мнения о том, что считать «вредными» материалами, достаточно сильно разнятся и опираются на личностные – субъективные – оценки самих библиотекарей. Рязанские библиотеки не имеют разработанной в духе принципов интеллектуальной свободы политики комплектования, вооружающей сотрудников, ответственных за комплектование фондов, четкими критериями отбора «спорных материалов». Если материал представляется – чаще всего субъективно – вредным, то его предпочитают просто не включать в библиотечный фонд.

Подобные решения поддерживаются и общим духом консерватизма, вообще свойственного библиотечной среде, и скудными финансовыми средствами на комплектование, которых не хватает и на бесспорно полезные книги. Поэтому неудивительно, что отечественные библиотекари почти не сталкиваются на практике со случаями выражения несогласия пользователей с тем или иным выбором библиотеки относительно определенного автора или названия. Основная масса претензий пользователей связана с неудовлетворенными потребностями в новых изданиях, которых в фондах нет, а не с беспокойством о неправильном отборе того, что есть.

Однако времена меняются; быстро меняется и внешняя среда, в которой функционируют библиотеки. Она становится все более полифоничной: расширяется спектр национальностей, религиозных конфессий, политических убеждений, сексуальных ориентаций пользователей. В этой связи российские библиотеки ощущают себя вступающими в новые времена, гораздо более требовательные к содержанию информации в библиотеках с точки зрения соблюдения интеллектуальной свободы всех групп пользователей.

Гражданское общество обеспечивает свободу высказывать идеи, которые могут быть крайне непопулярны, не опасаясь репрессий, и право на защиту тех, кто выражает такие идеи. Идеи могут распространяться как в устной, так и в письменной форме. Поэтому другой стороной свободы выражения мнений выступает свобода доступа к информации как права граждан знакомиться с полным спектром существующих мнений. В рекомендациях ИФЛА/ЮНЕСКО к Интернет-манифесту указывается, что для библиотек это означает «обеспечение доступа даже к тем идеям, которые сами библиотекари не разделяют или расценивают как личное оскорбление» [4]. Поэтому, чтобы иметь свою позицию в сегодняшнем мульти-культурном и исповедующем толерантность мире, каждая библиотека ответственна за наличие в ней четко сформулированной политики отбора материалов в письменной форме. Только такой документ, одобренный учредителем библиотеки, во-первых, обеспечит защиту самих библиотекарей от субъективности при отборе спорных материалов в фонд; во-вторых, послужит инструментом для решения сложных ситуаций, которые могут возникнуть при предъявлении пользователями претензий по спорным материалам.

В связи с вышесказанным интересно ознакомиться с документом, разработанным Комитетом по вопросам интеллектуальной свободы ALA еще в 1986 г. В нем приводятся определения терминов, связанных со спорными библиотечными материалами. Эти дефиниции помогают американским библиотекарям-практикам идентифицировать конкретные случаи, с которыми они сталкиваются, и предпринимать соответствующие действия. Ниже приводится перевод этого документа.

Термины, связанные со спорами

·      Выражение беспокойства – вопрос, имеющий осуждающий, критический подтекст.

·      Устная жалоба – устное сомнение в присутствии и уместности того или иного материала в библиотеке.

·      Письменная жалоба – формальная письменная жалоба в библиотеку, оспаривающая присутствие и уместность в ее фонде конкретного материала.

·      Публичная критика – публичное заявление, оспаривающее ценность материала, распространенное для того, чтобы получить поддержку общества для дальнейших действий.

·      Цензура – изменение статуса доступа материала, основанное на содержании работы и сделанное органом власти или его представителями. Такие изменения включают исключение материала, ограничение доступа к нему, перемещение [1. C. 116–117].

 

Внимание библиотекарей, участвовавших в семинарах, привлекла и специальная форма, используемая для запроса пользователя о пересмотре библиотечного фонда. По мнению ряда участников, она вполне адаптируется к российским реалиям.

 

Форма, используемая для запроса пользователя
о пересмотре библиотечного фонда
[1. C. 279]

Имя__________________________________________________________

Адрес_________________________________________________________

Вы представляете лично себя?_________ Вашу организацию?_________

1. Документ, на который вы делаете запрос о пересмотре:____________
_______________________________________________________________

2. Что привлекло Ваше внимание к этому документу?_________________
_______________________________________________________________

3. Познакомились ли Вы с документом в целом?_______________________
________________________________________________________________

4. Что Вас беспокоит в связи с этим документом?____________________
________________________________________________________________

5. Есть ли ресурсы, выражающие другую точку зрения на эту тему, которые Вы можете порекомендовать? ________________________________________
________________________________________________________________

 

При знакомстве с этой формой участники особо отметили значение вопроса «Вы представляете лично себя? Вашу организацию?» и пунктов 3–5. При ответе на них пользователь будет вынужден перевести свои, зачастую слишком эмоциональные критические высказывания на язык аргументов и логики. Это поможет более спокойно и разумно подойти к спорному материалу, вызвавшему запрос, и в каких-то случаях снять свою претензию.

 

Еще одной живой темой, касающейся содержания информации в библиотеках, стало обсуждение вопросов цензуры. В ходе дискуссий участники семинаров расширили для себя границы этого понятия и ушли от его толкования как привязанного только к официальной цензуре советского времени и спискам Главлита. Любая форма давления на библиотеки в вопросах содержания библиотечных материалов со стороны властей какого бы то ни было уровня должна рассматриваться в терминологии интеллектуальной свободы как проявление цензуры. Интересно, что цензурный акцент в современных российских библиотеках сместился с исключения материалов на их приобретение.

Остановимся на этом явлении несколько подробнее. Суть его заключается в том, что властные структуры, в особенности местного уровня, зачастую считают себя вправе определять политику комплектования библиотек по принципу «кто платит, тот и заказывает музыку». Несомненно, они обладают правами учредителей, но такие права должны реализовываться в цивилизованной форме, не ущемляющей права библиотек и – что особенно важно – права пользователей на доступ к полному спектру существующих мнений. На практике же выделяемые библиотекам деньги на комплектование могут расходоваться «под диктовку» – на приобретение изданий, приоритетных отнюдь не с точки зрения информационных потребностей пользователей, а ситуативных потребностей местной политической и культурной жизни. И здесь вновь встает вопрос о необходимости четко сформулированной политики отбора материалов в фонды библиотек. Если такая политика выработана и согласована с учредителем, то неукоснительно следовать ей должны и учредитель, и библиотека.

 

Опыт проведения цикла семинаров в библиотеках Рязани свидетельствует, что гарантия интеллектуальной свободы для пользователей российских библиотек – тема, актуальность которой не только не уменьшается, но растет. Кроме вышеизложенных вопросов, важными проблемами являются невмешательство в частную жизнь пользователей, конфиденциальность в отношении используемых ими ресурсов и ответственность библиотек за предоставление квалифицированной помощи при пользовании информационными источниками, в особенности ресурсами Интернета.

Список использованных источников

1. Intellectual Freedom Manual / Compiled by the Office for Intellectual Freedom of the American Library Association. Sixth Edition. – Chicago and London, 2002. – P. 90.

2. Равинский Д. К. «Вредная» литература – доступность или «закрытость»?: (О комплектовании зарубеж. б-к материалами, запрещ. для обществ. распространения) / Д. К. Равинский // Библ. дело. – 2003. – № 5. – С. 31–33.

3. Jones, Barbara M. Libraries, access, and intellectual freedom: developing policies for public and academic libraries / Barbara M. Jones. – Chicago: American Library Association, 1999. – P. 124.

4. Рекомендации ИФЛА/ЮНЕСКО к Интернет-манифесту. [Электрон. ресурс] (IFLA/ UNESCOInternetManifestoGuidelines) : Публикация № 070215/а/1/МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех». – Режим доступа: http://www.ifap.ru/library/book144.pdf

 

  
На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив  |  Раздел для подписчиков