На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив  |  Раздел для подписчиков

Научные и технические библиотеки №7 2007 год
Содержание:

Сукиасян Э. Р. Мы живем в меняющемся мире. Как развивался наш профессиональный язык за последние 40 лет

Шилов В. В. Материальная ответственность: история с риском (для библиотекаря)

Редькина Н. С., Кулева О. В., Толкунова Г. Л. Информационно-технологическое сопровождение библиотечной деятельности

Доценко О. Ф. Деятельность библиотеки по организации самостоятельной работы студентов

Дрозд О. М., Астапович Л. Л., Грядовкина М. Ю. Внедрение национального коммуникативного формата BELMARC в работу ЦНБ им. Я. Коласа Национальной академии наук Беларуси

ЭЛЕМЕНТЫ СОВРЕМЕННОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ТЕХНОЛОГИИ

Воройский Ф. С. Сетевые технологии нового поколения

НАША ПРОФЕССИЯ

Пашин А. И. Основные черты профессии

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

«Библиотечное дело, информационные системы и образование в США». (Обзор программы библиотечно-информационных и научно-образовательных мероприятий, организуемых ГПНТБ России и МБИАЦ)

К 50-летию ГПНТБ РОССИИ

Петровский В. Б. Текущая библиографическая информация по экономике как составная часть научной поддержки национальных программ

ОБЗОРЫ. РЕЦЕНЗИИ

Столяров Ю. Н. Библиографический указатель к 100-летию Веры Александровны Артисевич

Коготков Д. Я. Монография о постсоветском студенчестве

Ляшенко Т. В. Технологический подход к деятельности библиотек: теория и практика

ЮБИЛЕИ

Антонова С. Г. Поздравляем с юбилеем! (К 60-летию Ю. П. Мелентьевой)

Иванова Е. В. День рождения Института

Амеличкина Л. И. От начала путь далек. (К 35-летию научной библиотеки Орловского государственного института культуры и искусств)

НАШИ АВТОРЫ


УДК 801

 

УДК 801.3

Э. Р. Сукиасян

Мы живем в меняющемся мире.
Как развивался наш профессиональный язык
за последние 40 лет

Среди лингвистов-лексикографов есть специалисты, занимающиеся выявлением по различным источникам новых слов и значений. На моей книжной полке стоят несколько удивительных книг – результатов этой чрезвычайно трудоемкой повседневной работы.

Первый словарь-справочник «Новые слова и значения» [1], дополняющий толковые словари русского языка, составлен по материалам периодической печати и художественной литературы 1950-х–1960-х гг. или несколько ранее. В нем около 3500 слов, и в предисловии отмечено, что Институтом русского языка Академии наук задуман периодический выпуск таких словарей.

Надо сказать, что чтение словаря оказалось делом весьма увлекательным. Составители предупреждали: большая часть слов не является новообразованиями или заимствованиями из других языков, как можно подумать. Эти слова употреблялись и раньше «в узких языковых сферах», а со временем стали достоянием и литературного языка. Действительно, кому бы пришло в голову вводить в русский язык, например, слово космонавтка до полета первой женщины в космос? Но, согласитесь, слово это наше, созданное по правилам русского языка, хотя и из иноязычных корней.

Аналогичный словарь по материалам 1970-х гг. [2] включил уже 5500 слов, а по материалам 1980-х гг. [3] – 6100 слов и около 120 идиоматических оборотов.

Можно сделать несколько выводов и предположений:

  • с каждым десятилетием количество новых слов и значений возрастает;
  • совершенствуется методика их выявления из различных источников; возможно, что весьма трудоемкий процесс выявления и проверки автоматизируется;
  • всё большее количество понятий переходит из специальной лексики в универсальную, активизируется процесс взаимопроникновения слов и понятий в границах смежных и родственных предметных.

Я «вспомнил» о новых словах и значениях совершенно случайно. Разрабатывая для Средних таблиц ББК раздел «Библиотечная и информационная деятельность. Библиотечная и информационная наука», я был вынужден постоянно сравнивать два фрагмента классификационных таблиц: один – из выпуска XIX таблиц для научных библиотек ББК «Ч Культура. Наука. Просвещение», другой – создаваемый сегодня проект Средних таблиц ББК. Первый вышел в свет в декабре 1965 г., т.е. чуть более 40 лет назад и адекватно отражал не только состав, структуру и содержание, но и лексику середины 1960-х гг. Второй, не побоюсь сказать, сильно отличается от него как по составу, так и в структурном и содержательном плане. С этими отличиями моим коллегам еще предстоит познакомиться, дать оценку проделанной нами работе (раздел будет опубликован в выпуске 4 Средних таблиц ББК вместе с другими разделами цикла гуманитарных наук).

А что произошло с лексикой? Чтобы получить ответ на этот вопрос, пришлось сравнить таблицы, внимательно просматривая текст по принципу «слово за словом». Сначала мне казалось, что изменений не должно быть много – библиотечное дело и библиография традиционно считаются, скажем так, «малоподвижными», в целом стабильными областями практической деятельности. (Как-то раз, еще в студенческую пору, мне попались в руки отечественные пособия для библиотекарей, изданные в самом начале ХХ в. Читая их, несколько раз возвращался к титульной странице, чтобы убедиться в дате – казалось, что это написано совсем недавно: те же инвентарные книги, индивидуальный и суммарный учет, ярлычки, кармашки, формуляры, каталожные карточки. Не было лишь «своего» российского библиотечного почерка: его предложил – по образцу американского, изобретенного М. Дьюи, – Ю. В. Григорьев в середине 1920-х гг. Отсутствовало, конечно, и понятие изба-читальня. Но в целом «новых слов и значений» было очень мало.)

Оказалось, что за последние 40 лет наш профессиональный язык обогатился огромным количеством новых понятий. Около сотни терминов обнаружились сразу, так как вошли в наименования классификационных делений верхних уровней таблиц. Глубже – значительно больше.

Анализ этого списка, на мой взгляд, очень интересен.

Новые слова и словосочетания, отражающие компьютеризацию, информатизацию, информационные технологии, которые мы все еще называем по традиции «новыми», проникли практически во все подразделения, качественно изменив их содержание. Конечно, в 1965 г. понятие компьютеры в ББК уже встречалось, но к нашей лексике оно не имело никакого отношения. Не считали мы «своими» термины файл, база данных, банк данных; естественно, не могли образовать словосочетания машиночитаемый файл, полнотекстовая база данных и многие другие. Не было ни Интернета,  ни Интранета. Никто не понял бы 40 лет назад, что такое мультимедиа.

В нашей жизни произошли кардинальные изменения. Самое, пожалуй, главное: у нас есть теперь «свои», библиотечные, Федеральные законы и соответствующее им законодательство в субъектах Федерации. Появились Российская библиотечная ассоциация (РБА), Ассоциация информационных работников, Ассоциация школьных библиотек, региональные библиотечные объединения, удивительное «новообразование» Молодые в библиотечном деле; создан и Библиотечный благотворительный фонд. Активно развивает свою деятельность Отделение «Библиотековедение» Международной академии информатизации. Указом Президента учрежден Общероссийский день библиотек. РБА утвердила Кодекс библиотечной этики и целый ряд других, принципиально важных документов, которые мы стали называть модельными кодексами

Сегодня мы употребляем массу аббревиатур, за которыми скрываются самые различные организации и объединения постоянного и временного характера. Зачастую мы не знаем, как точно их раскрыть, расшифровать, но хорошо понимаем их значение, знакомы с людьми, которые их представляют. Всего несколько примеров: АРБИКОН, ЛИБКОМ, ЛИБНЕТ (и его СКБР). У нас не успел родиться и ушел в небытие (возможно, на время?) РЦКК (Российский центр корпоративной каталогизации). Всем знакома аббревиатура СИБИД (Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу), но не все знают, что недавно в Систему включено и архивное дело. На конференциях можно услышать доклады, с которыми выступают «марсиане» (так называют себя члены МАРС – Межрегиональной ассоциации росписи статей).

Стали уже привычными и понятными некоторые иноязычные аббревиатуры, например OCLC (ОnlineComputerLibraryCenter); начинаем понимать и RDA (ResourceDescriptionandAccess) – новое название AACR (Anglo-AmericanCatalogingRules).

Напомню: я говорю о словах, понятиях, терминах, которых не было в таблицах ББК, изданных в 1965 г. «Железный занавес», преграждающий информационные потоки между СССР и зарубежным капиталистическим миром, как известно, окончательно опустился в середине 1950-х гг. К 1965 г. наша страна уже восстановила своё членство в большинстве международных организаций, таких, как ИСО, ФИД (ВИНИТИ настойчиво использовал вариант МФД), ИФЛА (МФБА – по версии ВИНИТИ). Но активное применение этих аббревиатур началось лишь с 1970-х гг.

Вспоминаю, как в 1995 г., готовясь к поездке в OCLC, я несколько месяцев составлял по различным материалам список аббревиатур, многие из которых мне бывало трудно раскрыть, например, в каждом номере информационного издания «OCLC-Newsletter» встречались десятки сокращений, но там они не расшифровывались.

Список – более 400 (!) аббревиатур с их расшифровкой – я привез в США и передал вице-президенту OCLC Филлис Спис. Очень удивился, когда она выразила недоумение: «Зачем вы тратили столько времени? Мы их хорошо знаем. Любой сотрудник OCLC скажет, что скрывается за этими сокращениями». Откровенно говоря, я был просто обескуражен: мне казалось, что мой список будет где-нибудь опубликован… Спустя много лет в одной из монографий по языкознанию я встретил фразу: «Наличие системы аббревиатур свидетельствует об уровне развития профессиональной (отраслевой) терминологии». Она объясняла многое: не было у нас 40 лет назад общепринятых, понятных всем аббревиатур.

Из того памятного эпизода в OCLC я сделал для себя вывод: какая бы ни выходила книга, статья, встречающиеся в тексте аббревиатуры надо расшифровывать, даже если кажется, что их все знают. Стараюсь делать это всегда (и всем рекомендую) и вот почему: профессиональную литературу читают и переводят наши коллеги в зарубежных странах, мы не должны заставлять их проводить глубокие разыскания.

Положение серьезно изменилось: наш профессиональный язык развивается, появились десятки, может быть, сотни аббревиатур. Часть из них вошла в терминологические стандарты. Не так давно в журнале «Библиотека» (2006. – №  11. – С. 60) я опубликовал полный список стандартизованных аббревиатур. Проверьте себя, эти сокращения каждый из профессионалов должен знать: АК, АПУ, АСП, ИПТ, ИПС, ИПЯ, ИРИ, ИСБД, ИСБН, ИССН, ЛЕ, НИД, НТИ, ПК, ПОД, ПОЗ, СБА, СБО, СвК, СИО, СИФ, СК, СКК, СКС, ЦБС, ЭК (см. Приложение к статье). Мы достаточно свободно ориентируемся в мире общепринятых сокращений, и даже если слово сокращается до одной буквы, понимаем, что в сочетаниях, например, с. Холодное и с. 65–72 одна и та же буква означает в первом случае село, во втором – страницы; г. Москва и 1965 г., соответственно, город и год.

За сорок лет система профессиональных аббревиатур обогатилась десятками новых сокращений, например, названий библиотек (РГБ, РНБ, РГБС, РГБИ и др.), классификационных систем (ББК, УДК, ДКД, КБК, КД и др.). В 1965 г. в стране было три библиотечных института – в Москве, Ленинграде и Харькове (соответственно, МГБИ, ЛГБИ и ХГБИ). Мог ли кто-нибудь предположить, что в 1970–1980-х гг. по всей стране вместо библиотечных появятся институты культуры, затем культуры и искусств (искусств и культуры), пойдет процесс преобразования институтов в академии, затем в университеты. И теперь первая буква К в аббревиатуре вуза может означать Краснодар, Кемерово, Казань…

 

Некоторые зарубежные аббревиатуры мы применяем в их оригинальном написании, можем их перевести, но установившейся, принятой в русском языке аббревиатуры у нас нет. Приведу примеры: CIPCataloguinginpublication (в русском варианте КВИ – каталогизация в издании – не нашла распространения), FRBRFunctionalrequirementsforbibliographicrecords (Функциональные требования к библиографическим записям), FRARFunctionalrequirementsforauthorityrecords(Функциональные требования к библиографическим записям), LCSHLibraryofCongresssubjectheading (Список предметных рубрик Библиотеки Конгресса).

Аббревиатуру OCLC (Onlinecomputerlibrarysystem) все мы уже понимаем, хотя общепринятого русского названия пока нет (в «Библиотечной энциклопедии» название переведено пословно: Онлайновый компьютерный библиотечный центр). Аббревиатуры ISBN и ISSNиспользуются как в английском, так и в русском написании – ИСБН, ИССН. Сегодня рекомендуется применять только оригинальное – английское написание.

Вскоре мы приступим к освоению новых международных номеров: ISADN (Международный стандартный номер авторитетных данных); ISAN (Международный стандартный номер аудиовизуального материала); ISFN (Международный стандартный номер фильма); ISMN (Международный стандартный номер нотного издания); ISRC (Международный стандартный код звукозаписи); ISRN (Международный стандартный номер технического отчета).

 

Закончиv разговор об аббревиатурах b вернемся к новым понятиям. Прежде всего отметим направления библиотечной практики, которые возникли в последние десятилетия:

традиционному в советское время изучению и распространению передового опыта);

рекламная деятельность (раньше говорили пропаганда и популяризация библиотеки, но многим захотелось освободиться от пропаганды, хотя само по себе это понятие не имеет идеологической окраски); появилась необходимость заниматься паблик рилейшнз (Publicrelations), информационным дизайном библиотеки, разрабатывать фирменный стиль библиотеки;

культурно-досуговая и социокультурная деятельность пришла на смену массовой работе с читателями;

управление библиотекой – привычное понятие – стали заменять словосочетанием менеджмент библиотеки с соответствующими вариантами, например менеджмент персонала;

получил распространение маркетинг продуктов и услуг (многие методические отделы, которые раньше работали с сетью, преобразованы в отделы маркетинга); вместе с появлением платных услуг в библиотеку пришли понятия коммерческая деятельность, самофинансирование и многие другие;

библиотеки стали внедрять мониторинг, консалтинг, аудит, трансферт технологий;

получила признание безопасность библиотеки; вместо охраны, которую с трудом размежевывали с сохранностью; появились грамотные в терминологическом плане понятия, например автоматизированный контроль доступа и идентификация документов;

возникли совершенно новые виды услуг, например, электронная доставка документов, виртуальная справочная служба (Askalibrarian);

самостоятельное место заняли давно известные, но всесторонне исследованные только в последние десятилетия области библиотечной практики, такие, как библиотерапия, библиотечное общение, библиотечная этика и др.;

из скромного направления, именовавшегося пропаганда библиотечно-библиографических знаний, выросла научная дисциплина информационная культура личности, значение которой выходит за границы нашей профессиональной сферы деятельности.

Всё? Да, почти. Можно вспомнить еще «мелочи»: раньше у нас были экскурсии (форма повышения квалификации). Теперь это дело получило широкий размах и обобщающий термин научные поездки (в основном за рубеж).

 

Исчерпывающей типологии библиотек за 40 лет разработать так и не удалось, но появились новые понятия: муниципальная библиотека, электронная библиотека, гибридная библиотека.

Если с первым термином всё ясно, то со вторым дело обстоит сложнее. В том смысле, в каком термин электронная библиотека чаще всего встречается в современной литературе, речь идет не столько о типе библиотеки, сколько о подфонде в составе фондов, в котором представлены электронные документы и электронные ресурсы. В подлинно электронной библиотеке (синоним – цифровая библиотека, мы имеем в виду тип библиотеки) информационные ресурсы представлены только в виде электронных изданий и электронных ресурсов, а обслуживание пользователей производится в интерактивном режиме с помощью средств телекоммуникации.

А что такое гибридная библиотека? По определению: библиотека, фонды которой представлены как традиционными документами, так и электронными документами и электронными ресурсами. Понятие это мне представляется странным: с каждым днем число библиотек, не имеющих компьютеров и хотя бы одного оптического диска (т.е. не гибридных, а «традиционных»), сокращается. Рано или поздно наступит день, когда все библиотеки станут гибридными и слово окажется бесполезным. Впрочем, бесполезно оно и сегодня.

Новыми в типологии библиотек являются (во всяком случае, для нашей страны) библиотеки – центры зарубежной культуры, библиотеки, организованные при зарубежных обществах и организациях, библиотеки землячеств и этнических диаспор народов зарубежных стран, частные библиотеки, обслуживающие пользователей, коммерческие (платные, клубные) библиотеки.

В структуре библиотеки появились новые подразделения. Раньше всех возникли бизнес-центры, затем широкое распространение получили Интернет-центры и Интернет-клубы, центры правовой информации, медиа-центры, центры экологической культуры. С помощью посольств зарубежных стран и их культурных центров организуются центры и уголки зарубежной культуры.

 

Как бы ни хотелось моим предшественникам, но по соображениям цензуры они не могли включить в таблицы классификации 1965 г. понятия ограничение информации, открытость информации, не могли назвать фонд ограниченного пользования или фонд специального хранения.

В фондоведении появились новые понятия: единый национальный библиотечный фонд, репозитарий, репозитарное хранение, книжный памятник. А совсем недавно мы встретились с тендером и осваиваем сегодня новые понятия, связанные с терминологией торгов и аукционов. Здесь все ещё впереди.

 

Наибольшие терминологические обновления произошли в каталогизации. Они связаны в первую очередь с появлением машиночитаемой каталогизации и системы форматов, целой группы производных терминов: библиографический формат, формат каталогизации, формат авторитетных данных, классификационный формат.

Развитие формата MARC (USMARC, MARC21), появление коммуникативного формата UNIMARC, затем национального RUSMARC(используется и русское написание РУСМАРК) потребовали программного обеспечения для конверсии форматов.

Наряду с оригинальной каталогизацией (т.е. выполняемой самостоятельно) стала применяться заимствованная каталогизация. Пришлось, наконец, признать права термина описательная (или дескриптивная) каталогизация, очень нужного для того, чтобы раз и навсегда прекратить неправомерное употребление термина каталогизация «в узком смысле».

Появилось понятие авторитетный файл, а затем искусственно изобретенный сотрудниками РГБ его аналог – нормативный файл (у этого понятия нет ни обоснования, ни англоязычного эквивалента), без него можно спокойно обходиться.

 

Государственные стандарты 7.80–2001 и 7.1–2003 ввели ряд новых понятий (самое главное – точка доступа) и изменили словоупотребление ряда терминов. Вместо заголовок индивидуального автора теперь надо говорить заголовок, содержащий имя лица, вместо заголовок коллективного авторазаголовок, содержащий наименование организации, вместо монографическое библиографическое описаниеодноуровневое библиографическое описание, вместо сводное библиографическое описаниемногоуровневое библиографическое описание. В соответствующих случаях так же называется и библиографическая запись.

 

Появился термин электронный каталог (терминологическим стандартом установлено его соответствие англоязычному OPAConlinepublicaccesscatalog). Сразу возникла проблема конверсии каталогов, стали обсуждаться понятия интерактивный режим, режим реального времени, диалоговый режим и др.

Утвердилось понятие Национальная классификационная система, которое сегодня применяется в отношении двух универсальных отечественных систем – Библиотечно-библиографической классификации (ББК) и Государственного рубрикатора научно-технической информации (ГРНТИ). В семействе классификационных систем, применяемых в нашей стране, появилась новая – Классификатор правовых актов (КПА).

 

Сегодня мы смело используем понятие ресурс, так как термин документ, определение которого начинается со слов «Материальный объект…», не может применяться в отношении неосязаемых (иначе говоря, нематериальных) электронных ресурсов. Когда-то мы считали единственно правильным термин произведение печати, но уже тогда было ясно, что некоторые виды документов, например кинофотофонодокументы, к произведениям печати не относятся. Начали было применять сочетание АВ-материалы, но быстро поняли, что термин документ универсален, гораздо более удобен на практике. Документом можно назвать и различные оптические диски, и дискеты – они ведь, по сути дела, материальные объекты. С точки зрения библиотечной технологии это очень важно: их можно, например, инвентаризировать, есть куда приклеить (где написать) инвентарный номер.

С приходом эры Интернета появились возможности доступа к мировым информационным ресурсам в режиме удаленного доступа. Стало очевидным, что нельзя назвать документом то, что мы видим на экране компьютера (документом станет только распечатка или запись на материальном носителе). Удобным оказался термин ресурс. Семантически этот термин стоит на ступеньку выше термина документ. В международных нормативных документах ИФЛА (в Международном стандартном библиографическом описании, ISBD), в международных правилах RDA термин ресурс применяется как обобщающее понятие.

Яркой иллюстрацией является термин интегрируемый ресурс – совокупность традиционных обновляемых документов (например книг со сменными листами) и электронных ресурсов (локальных – обновляемых CD–RW или удаленных – обновляемых веб-сайтов).

 

Сравнительно стабильной сохранилась терминосистема библиографии и библиографоведения. Здесь тоже появились новые термины, например, метабиблиография, электронная библиография (термин предложен И. Г. Моргенштерном), постпрото(нео)библиография (термин предложен В. А. Фокеевым). Но основная структура видов библиографии и библиографической продукции сохранилась.

 

Таковы основные итоги проведенного исследования. Как мне кажется, вполне можно сделать вывод, что сегодня наша наука и наша практика развиваются стремительно. Это значит, что столь же стремительно устаревают наши знания. Процесс развития профессиональной культуры должен носить постоянный характер. Отвечает ли этой объективной необходимости наша образовательная реальность? Успеваем ли мы вводить новый материал в систему образования, переподготовки, повышения квалификации? Кто конкретно отвечает в библиотеках за актуализацию знаний? Думаю, что здесь есть о чем подумать.

Список использованных источников

1. Новые слова и значения : словарь-справочник по материалам прессы и литературы 60-х годов / АН СССР. Ин-т русского языка; под ред Н. З. Коптеловой и Ю. С. Сорокина. – Москва : Сов. Энциклопедия, 1971. – 543 с.

2. Новые слова и значения : словарь-справочник по материалам прессы и литературы 70-х годов / АН СССР. Ин-т русского языка; под ред Н. З. Коптеловой. – Москва : Сов. Энциклопедия, 1984. – 804 с.

3. Новые слова и значения : словарь-справочник по материалам прессы и литературы 80-х годов / АН СССР. Ин-т русского языка; под ред Е. А. Левашова. – СПб., : Дмитрий Буланин, 1997. – 903 с.

Приложение

Стандартизованные аббревиатуры

АК       –алфавитный каталог

АПУ   –алфавитно-предметный указатель к систематическому каталогу

АСП    –аналитико-синтетическая переработка

ИПТ    –информационно-поисковый тезаурус

ИПС    –информационно-поисковая система

ИПЯ    –информационно-поисковый язык

ИРИ    –избирательное распространение информации

ИСБД  –международное стандартное библиографическое описание

ИСБН  –международный стандартный номер книги

ИССН–международный стандартный номер сериального издания

ЛЕ       –лексическая единица

НИД    –научно-информационная деятельность

НТИ    –научно-техническая информация

ПК       –предметный каталог

ПОД    –поисковый образ документа

ПОЗ    –поисковый образ запроса

СБА    –справочно-библиографический аппарат

СБО     –справочно-библиографическое обслуживание

СвК     –сводный каталог

СИО    –справочно-информационное обслуживание

СИФ    –справочно-информационный фонд

СК       –систематический каталог

СКК     –систематическая контрольная картотека

СКС     –систематическая картотека статей

ЦБС     –централизованная библиотечная система

ЭК       –электронный каталог


  
На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив  |  Раздел для подписчиков