На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив  |  Раздел для подписчиков

Научные и технические библиотеки №6 2006 год
Содержание:

Басов С.А. Библиотека в демократическом контексте. Статья 1. Библиотека и политические ценности.

Блюменау Д.И. Когнитивная интегральная составляющая творческого процесса

Ловкова Т.Б. Современные проблемы подготовки библиотечных специалистов.

Бочарникова Е.С. Профессиональное развитие библиотечных специалистов.

Плешкевич Е.А. Определение функций документа.

Сукиасян Э.Р. "Трудный" шаг от предметизации к координатному индексированию.

Брачковская Н.Б., Рубцов В.В. Библиографический формат UNIMARC и его российские производные. Справочная база данных.

Пирумова Л.Н. Информационные ресурсы по экологии ЦНСХБ Россельхозакадемии.

Мешечак Н.А., Шамардина Л.А., Колобов О.С., Терехова М.В. Модель комплексного доступа к медицинским информационным ресурсам.

ОБЗОРЫ. РЕЦЕНЗИИ

Авраева Ю.Б. Управление библиотекой - глазами ученого и практика.

ЮБИЛЕИ

Молодцова Н.В. Научно-медицинской библиотеке Сибирского государственного медицинского университета - 70 лет.

НАШИ АВТОРЫ


УДК 025.4.025

Сукиасян Э.Р.

"Трудный" шаг от предметизации к координатному индексированию

Статья подготовлена на основе доклада, представленного на 9-й Международной конференции "ЛИБКОМ-2005" (Ершово, ноябрь 2005 г.).

В отечественной теории традиционно определяются три принципа индексирования - классификационный, предметизационный и координатного индексирования. Соответственно - три вида ИПЯ и терминов индексирования. По-разному называются процессы индексирования и другие категории. Соответствующие понятия и термины отражены как в технологических (ГОСТ 7.59-2003, ГОСТ 7.66-92), так и в терминологических стандартах:

Надо прямо сказать, что в умении анализировать, а затем синтезировать "разделенную" информацию наша отечественная теоретическая мысль ушла далеко вперед. Ни в одном учебнике, ни в одной монографии на английском языке подобной таблицы вы не обнаружите. Термины вроде бы имеются (эту таблицу спокойно можно перевести на английский - и всё будет понятно), но их мало кто употребляет. Говорят там, как удобнее. Если, например, написано Indexing (а мы переводим как индексирование), то в 90% случаев речь идет вовсе не об индексировании вообще, а о "предметном индексировании" (Subject Indexing). Там рождаются непонятные для русского читателя сочетания: "Classification and Indexing". Подразумевается "Систематизация и предметизация" (правильнее было бы сказать: Classifying and Subject Indexing).

Если бы только это вызывало вопросы. Смотрим, например, "Список предметных рубрик", изданный Библиотекой Народовой в Варшаве в двух томах (Slownik jezyka hasel przedmiotowych Biblioteki Narodowej: Stan na dzien 31 grudnia 1992 r. Wyd 2 popravione I rozszerzone / Opracowaly J. Trzcinska I E. Stepniakowa. - Warszawa : Biblioteka Narodowa, 1993. - T. 1. A-L. 381 c. - T. 2. V-Z. 506 c.), и сразу же обнаруживаем, что от списков предметных рубрик, изданных у нас в стране, это издание сильно отличается.

В списке традиционный для нас "план выражения", ограничивающийся системой ссылок см. и см. также, заменен на инструментарий тезауруса. "Предметные рубрики" - это действующие дескрипторы - выделены жирным шрифтом, для них показаны вышестоящие и нижестоящие ассоциативные связи; аскрипторы даны курсивом со ссылкой.

По такому же принципу, но еще более интересно оформлен всемирно известный список предметных рубрик Библиотеки Конгресса США - Library of Congress Subject Headings (LCSH). Когда-то (история LCSH начинается с 1895 г.) и здесь были только предметные рубрики со ссылками, но в 1970-х гг. началось последовательное превращение списка предметных рубрик в тезаурус, каким он сегодня и является. Никому при этом не приходит в голову менять традиционное название.

Мой вопрос, обращенный к американским коллегам, сначала просто не поняли. Пришлось объяснять подробнее, что именно я имел в виду. "А что, у вас не так?". "Да, у нас совсем не так. У нас предметные рубрики и их списки - одно, а дескрипторы и тезаурусы - другое". "Но прогресс ведь нельзя не замечать", - сказали мне. И добавили: "Те у вас, кто работает с предметными рубриками, знают что-нибудь о парадигматике?".

Переписка с американцами на этом завершилась, но вопрос остался.

Знают, конечно. Знала С.К. Виленская, которая последовательно реализовывала принципы парадигматики в предметном каталоге ИНИОН. Здесь многие годы издавались небольшим тиражом памятные многим книжки: одни назывались "Список предметных рубрик", другие - "Материалы к тезаурусу". И было видно, насколько удобнее и эффективнее работать с тезаурированной формой списка предметных рубрик.

Но опыт С.К. Виленской никто не подхватил. Остались в наших библиотеках как предметные каталоги, так и списки предметных рубрик (без них, как правило, предметизировать невозможно). Уровень 1930-х или 1950-х гг. незыблемо сохранился до наших дней, несмотря на то, что о парадигматических отношениях слышали все. Я даже предполагаю, что всему этому можно дать теоретическое обоснование, начинающееся, как это часто бывает в сочинениях по предметизации, с понятия предмет. От предмета до лексической единицы, оказывается, непреодолимо далеко.

Справедливости ради надо отметить, что и наши коллеги, американцы, хороши. Там до сих пор не знают предметного комплексирования. В теоретическом и практическом плане оно реализовалось впервые в нашей стране - в работах, опубликованных на русском языке. Американцы русской литературы не читают. Поэтому там до сих пор пишут и говорят "узкая и широкая рубрика", в то время как мы у себя уже давно закрепили эти прилагательные за узкими и широкими предметными комплексами, определяя рубрики как адекватные и обобщающие. В 1990 г. я рассказал о предметных комплексах профессору Библиотечной школы в Ратгерсе. Он всё внимательно записал и обещал довести эту информацию до американской библиотечной общественности. Прошло 15 лет. Как писали американцы "узкие" и "широкие", так и пишут. Не поверили, наверное. Как и наши предметизаторы, которые до сих пор не верят в парадигматику.

Пользуясь случаем, хотел бы принести запоздалые извинения. Выступая на конференции "Крым-2003", я допустил ошибку, которую надо исправить. Приведу цитату по тексту доклада, опубликованного в нашем сборнике: "На протяжении десятилетий собственную практику предметизации поддерживала РНБ. Она была и остается лидером в практической и теоретической предметизации, здесь находится штаб проблемной комиссии по предметизации и предметному каталогу, регулярно издаются сборники научных трудов, организуются конференции. Но несмотря ни на что, список предметных рубрик РНБ оставался неизвестным, никогда не публиковался. Когда остро встал вопрос о необходимости списка предметных рубрик, в РНБ решили перевести LCSH и реализовали этот проект (курсив мой. - Э.С.) вместо того, чтобы издать наконец российский стандартный список предметных рубрик" (Науч. и техн. б-ки 2004. № 2. С. 33). Бог свидетель: мне ни в коем случае не хотелось чем-то обидеть уважаемых коллег (потому я и привожу этот абзац целиком). Но слова, выделенные курсивом, не соответствуют действительности. Сейчас, после того как прошло несколько лет, я не могу уже вспомнить, каким источником информации я располагал для подобного утверждения. Сразу же на это несоответствие никто не отреагировал, "обида долго созревала" (почти два года!), - "протест" был мне заявлен на конференции Центра ЛИБНЕТ в Суздале.

Действительно: зачем переводить американские предметные рубрики, когда достаточно было бы глубоко изучить принятую в мире методологию и технологию? И это было сделано в РНБ. В декабре 2005 г. на конференции с длинным названием "Участники и пользователи Национального информационно-библиотечного центра ЛИБНЕТ" все могли познакомиться с Национальным авторитетным файлом предметных рубрик, в качестве которого принят список предметных рубрик РНБ объемом свыше 1 млн 300 тыс. записей. Два факта заслуживают внимания. Первый: Национальный авторитетный файл предметных рубрик "живет" в машиночитаемой форме, постоянно поддерживается, пополняется. Второй: он доступен только для библиотек, работающих с Центром ЛИБНЕТ. Иначе говоря, он есть и в то же время его нет. Представьте, например, такую ситуацию: РГБ организует закрытую корпорацию библиотек, использующих ББК. Членам корпорации таблицы доступны, их можно применять. Остальным же достаточно знать, что ББК существует...

Это интересное обстоятельство определенным образом ограничивает меня. Хочется сказать о Национальном авторитетном файле предметных рубрик много хорошего - в нём есть парадигматика, иерархические связи. Наверное, и создателям была бы интересна оценка со стороны, тем более позитивная. Но зачем рассказывать библиотекам о том, что пока для многих недоступно? Те библиотеки, которые уже сейчас работают с Центром ЛИБНЕТ, обо всём знают. А для других мои слова прозвучали бы точно так же, как слова поэта об "ананасах" и "рябчиках". Правда, спустя многие десятилетия наш народ ананасы уже может увидеть, до рябчиков дело еще не дошло. Но процесс пошел. И это, как говорится, окрыляет.

  
На главную  |  Полнотекстовый поиск  |  Сайт ГПНТБ России  |  Оформление подписки  |  Архив  |  Раздел для подписчиков